×
Понравилась эта статья?
Больше интересного
в Facebook – подпишись!
Men's Health Казахстан
18+

Объект желания: Айсулу Азимбаева

06 ноября 2017
Когда мы обсуждали тему фотосессии с Айсулу, практически единственным ее желанием было: «Я хочу танцевать». Напустив дыма, мы позволили ей отвести душу.

Эта съемка проходила на новой сцене театра «ARTиШОК», большом зале, доставшемся нам после показа спектакля «Норд-Ост». Жути наводили манекены, лежащие у задника, и провода, тянущиеся в зал. В то время как труппа театра отправилась на фестиваль в Лион, мы устроили здесь собственный спектакль, со спецэффектами. За последние отвечали главред Жарков и артдиректор Морозов, создавая сильную облачность, в которой пришлось обитать Айсулу Азимбаевой…  

— Ты не простыла после нашей съемки, танцуя в холодном зале?

— Я думаю, человек заболевает, когда в нем есть инфекция. Во мне инфекции нет – кабриолет.

Айсулу Азимбаева

— Мы не просто так решили сделать с тобой этот материал – на ноябрь запланировано сразу две кинопремьеры с твоим участием. Расскажи о них. 

— 23 ноября выйдет фильм Альмири Карпыкова «100 минут о любви». В этот проект меня пригласили не сразу и, вероятно, по большей части из-за того, что долгое время не могли найти актрису, которая в нижнем белье могла бы пройтись в кадре и целоваться с главным героем. Конечно, этого мне продюсеры и режиссеры не говорили. Но я знаю, как каждый раз дело касается таких сцен, то зовут меня. Как зовут женщин, которые на себя все грехи берут? (смеется).

Я согласилась пойти в проект, даже не читая сценария, потому что Альмири был продюсером моего первого сериала «Асель, друзья и подруги», с чего начался мой огромный путь в кино. Поэтому я всегда готова сотрудничать с ним и с его отцом Абаем Садвокасовичем.

30 ноября выходит фильм Акана Сатаева «Она», с которой мы ездили на 22-й кинофестиваль в Пусан. Фильм интересный, это хорошая женская история. Там, должна признаться, будет эротическая сцена. Да и вообще формат очень неожиданный. Думаю, получилось что-то на стыке авторского и коммерческого кино.

У этой картины достаточно успешная судьба, даже до премьеры. С нами подписал контракт «Двадцатый Век Фокс» на прокат картины в 200 кинотеатрах по всей территории СНГ, что для меня лично очень большой успех.

Айсулу Азимбаева men's health

— Как я понял из трейлера, в фильме «Она» ты танцуешь? Известно, что и в жизни ты любишь танцевать. Часто танцуешь и под какую музыку?

— Я готова танцевать всегда и везде. Очень люблю техно, люблю рейвы, люблю достаточно агрессивную музыку, если мы говорим о клубах. А если речь о тренировках и о танцах, которые воспитывают мою физическую культуру, то я стараюсь выбирать разные направления – от стриппластики до классики. Потому что мне очень интересны антропология и физиология танца, мне интересны физика и механика тела, биомеханика. Я изучаю танец не только для того, чтобы поддержать себя в тонусе, но и потому что знаю, что актерски мое тело больше привязано к языку жестов, нежели к слову. Есть люди, которые умеют отлично проявлять свои чувства, говоря. Кто-то пишет. Я – танцую.

Я пытаюсь углубить этот язык, отказаться от каких-то шаблонов. Этому помогает и современный танцевальный театр, и классическая хореография, и даже кунг-фу. Да и язык глухонемых, потому что для меня это некий танец, как способ общения, как способ проявления своей эмоциональности.

— «О чем», если можно так выразиться, ты танцевала во время нашей съемки?

— Я не танцевала о чем-то. Для меня сейчас очень важно, когда я перепробовала много разных образов и танцев, больше находить определенное состояние и отвечать на вопрос «Почему я танцую?»

Честно, мне было немного не по себе в компании вашей редакции, состоящей только из мужчин. При этом мне было важно не стараться захватить ваше внимание или быть кем-то для вас. Я очень рада, что фотографом была Ира, женщина, которая могла перевести всю эту энергию в нужное русло, и не дать возможность вам довлеть, посягать на мою эмоциональность в этот момент, как бы вы не старались. В этот момент я ловила себя на мысли, что надо полностью расслабиться, быть здесь и сейчас в той форме тела, которой я хотела тогда быть. Это было страшно, это было некомфортно. Но иначе как расти, если ты не перебарываешь себя каждый раз?

— А о чем вообще ты танцуешь сейчас?

— Начиная со спектакля «Любовница» – скорей о сексуальности, о женственности. Потому что для меня это огромная проблема: осознать свою женственность. Не подгонять ее под стереотип какой-то техно-кобры, или la femme fatale, или субтильной мальчикоподобной девочки, а ощущать ее такой, какая она у меня есть. Это может быть с помощью и той же самой стриппластики и классики. Но сексуальность в плане не «секси», «хот» и т.п., а в понимании своего женского начала.

— Ты предпочитаешь танцевать одна или в паре?

— Мне одной танцевать страшно, прям реально страшно. Но больше нравится танцевать одной. Хотя в паре получается лучше. В паре, когда есть хороший партнер, это, наверное, как и в жизни, можно долю ответственности разделить пополам (необязательно это должен быть мужчина). И это круто, потому что парные танцы именно об этом. Так же как и отношения людей в жизни – насколько вы готовы обмениваться балансом, ставить гири на весы чувственности во время танца.

— Пожалуй, ты поняла мой вопрос верно. Спрашивая о парных танцах, я пытался понять, насколько ты готова быть в паре по жизни.

— Мне проще в жизни брать ответственность полностью на себя, нежели брать за кого-то ответственность, либо перекладывать свою ответственность на кого-то. И это страшно. Я выйду замуж потому, что я, грубо говоря, готова к отношениям, и потому, что мне это страшно, но я очень хочу научиться быть с человеком, который готов со мной вместе находить, как в танце, баланс на всю жизнь.

— А как ты относишься к групповым  танцам?

— Очень хорошо. Это так же как в театре, когда создается некая групповая энергия. Не зря же существуют траурные танцы, праздничные танцы, другие традиционные танцы, в которых задействованы огромные ансамбли, как оркестр. Звучание танца в этот момент сильно увеличивается. Поэтому групповые танцы – это очень круто.

— Окей, конкретизирую вопрос: как ты себя чувствуешь в них? Готова ли ты танцевать в группе?

— Это очень сложно – быть частью механизма. Так как я девушка тщеславная, мне сложно танцевать в группе. Я или хочу быть впереди всех, либо предпочитаю те же самые тусовки в клубах, когда ты как бы со всеми, но сам по себе.

— До этой фотосессии мы говорили о твоем духовном поиске, и чуть не поехали снимать тебя в горы. Благо, вовремя передумали. Но все же расскажи чуть подробней, что за новым алгоритмам сознания Айсулу Азимбаева научилась в последнее время и как это отразилось на ней?  

— В прошлом году состоялась моя первая поездка в Непал. Я поехала туда наобум, без никаких вопросов, но вернулась совершенно другим человеком. Я поняла, что такое любовь, что она едина и к матери, и к другу, и к партнеру, и к ребенку. Мы в обществе часто придаем ей окрас: что мать надо любить так, ребенка – вот так. Но любовь это не синусоида, не подъемы и спуски. Любовь всегда очень стабильна и равномерна.

Я поняла, что любовь идет от спокойствия, когда мы внутри находим тот стержень, идеальный баланс. Мы же замечаем, что самые страшные вещи в жизни происходят, когда нас задевают за больное. Буддисты в Непале и Тибете научили меня такой штуке, что от меня в принципе ничего не зависит. Чему суждено произойти, то произойдет. Если ты не можешь как-то повлиять на это, то зачем париться? Картинки на эту тему давно ходят по соцсетям, но после Тибета я поняла, как этот механизм может работать во мне. Как перестать волноваться. Как просто наблюдать за происходящим. Конечно, я в этом не ас, я могу злиться и так далее. Просто сейчас таких проявлений стало намного меньше. Я могу стоять в прямом эфире и вообще не переживать. Ну что будет, если я забуду текст? Ну, придумаю что-нибудь.

У меня появилось больше энергии и свободного времени, чтобы наслаждаться вещами, которые окружают меня, нежели думать о том, как мне сейчас фигово из-за того, что я переживаю по поводу какой-то проблемы. То есть, если уж совсем просто говорить, то сейчас я меньше трачу нервов, соответственно дольше буду жить.

МОДЕЛЬ: АЙСУЛУ АЗИМБАЕВА

ИНТЕРВЬЮ/ПРОДЮСИРОВАНИЕ: АРТЕМ КРЫЛОВ

ФОТО: ИРИНА ДМИТРОВСКАЯ

СТИЛЬ: МАДИ БЕКДАИР

МАКИЯЖ/ПРИЧЕСКА: ЛЯЗЗАТ ДУРМАНОВА

ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ: ДМИТРИЙ ШЕВЧЕНКО

Платье: ZHANSULU

Белье: собственность модели

Выражаем благодарность театру «ARTиШОК» за помощь в организации съемок.

Читайте также