"Алдик на характере"

«Алдик на характере»

"Казах", который заигрался.

Самый известный казахстанский стример перед поездкой на московскую выставку ‘Игромир’ рассказал о своей карьере, деньгах и кулинарных предпочтениях.

Прежде чем задавать вопросы я должен тебе кое в чем признаться. Я всё время считал, что твоя фамилия Джакишев. Ты у меня даже в телефоне так записан.
— Не прощу! Вообще моя фамилия Джекешев, но в паспортном столе сидел не очень грамотный человек и он записал меня как Джекешов.

— Сегодняшнее, сентябрьское психологическое состояние одним словом.
— Счастлив.

- Сегодняшнее, сентябрьское психологическое состояние одним словом. - Счастлив.

 

— Кто такой Алдияр Джекешов?
— Парень, двадцати восьми лет, который стримит. Родился в девяностом году, двадцать второго числа, в Алматы, в роддоме.

— В школу ходил?
— Да. Все одиннадцать классов отучился в техническом лицее имени Маншук Маметовой. От звонка до звонка, без амнистии.

— Вышел из школы и сразу начал пить?
— Нет, кстати. В двадцать один год.
— То есть у тебя была пауза. Что ты делал эти три года?
— Четыре! Я поступил на грант в Политех, на факультет «материаловедение и технология новых материалов».
— Это что-то связанное с домами из кизяка?
— Нет. Это нанотехнологии.
— То есть очень мелко рубленная солома?
— Наносолома и нанонавоз.

— И вот ты не пил, поступил в институт, придумал какой-то нано-материал и стал миллионером?
— Нет, конечно. Именно поэтому я сегодня сижу здесь и интервью даю.
— Наномиллионер… То есть, хождение в институт было совершенно бесполезным занятием?
— Абсолютно. Я никогда не работал по специальности.

— А ты работал вообще?
— Ну где-то, когда-то, какое-то время. Начинал каким-то барменом.
— А почему с таким пренебрежением?
— Ну я был не слишком хорошим барменом.
— Да ты и сейчас, как бармен говно, просто тебя не пускают и твой навык растет, но по эту сторону стойки.
— И еще на «Тенгри» работал.
— И что потом?
— Уволился.

— Закончил политех, вышел во взрослый мир, узнал что существует водка, опрокинул ее в себя и…?
— И открыл прекрасный мир алкоголизма.
— Насколько это мешало твоей жизни?
— Да ни как не мешало и даже наоборот. Потом я придумал пабквизы и стал зарабатывать на этом деньги.

Паб-квиз (англ. pub quiz, также встречается термин «барная викторина») — разновидность викторины, проводимая в пабах или барах.

— Когда впервые провел пабквиз в Алматы?
— В 2012 году.
— Спер идею у англичан?
— У китайцев в Гуанджоу. У меня там сестра училась. Повела в бар, говорит: «Давай в паб-квиз сыграем?», я говорю: «А что это такое?» увидел и «Вах!»
— Ты знаешь китайский?
— Нет, конечно. Мы ходили в экспатские бары – игры шли на английском.

- У китайцев в Гуанджоу. У меня там сестра училась. Повела в бар, говорит: "Давай в паб-квиз сыграем?", я говорю: "А что это такое?" увидел и "Вах!"

— А потом внезапно ты ударился в киберспорт и стал стримером в какой-то момент. В какой?
— Это было в прошлом ноябре. Я понял, что люблю киберспорт, что мне нравится за ним следить, смотрел многих стримеров, искал в Казахстане, не нашел и решил что перым буду я. Так и получилось.

Стрим – это прямая трансляция всех действий, происходящих на определенном компьютере или игровой консоли. Он позволяет тысячам пользователей следить в реальном времени за тем, что делает интересный им человек.

— Сколько стримеров сейчас вообще? Я зашел в Гугл посмотреть – офигел и вышел. Откуда они все? Работать не хотят?
— Стримеров дохрена. И талантливых стримеров. Но тех, у кого это основная работа и доход – единицы. Остальные делают это больше для удовольствия. Это весело. Ты объединяешь большое количество людей и иногда тебе за это еще дают деньги.

— Стример, получается,  это больше актерская профессия?
— В стриме не главное как ты играешь – в стриме важно какой контент ты даешь людям. Смешной ты, веселый, может у тебя есть какой-то образ, а может ты класный по жизни. А может ты старикан, который рассказывает жизненные истории и играет в «танки» – это тоже интересно смотреть людям.

Микс из фрагментов стримов Алдияра

— А профессиональные спортсмены?
— Стримы профигроков – это когда приходят за игрой. Он может вообще молчать всю дорогу и его будут смотреть миллионы.

— Как относятся к твоему увлечению, вернее занятию…
— Деятельности!
— Можно сказать «общественной» деятельности, друзья? Кто-то говорит, чтобы ты бросил, кто-то считает, что тебе нужно еще больше стримить, кто-то считает, что тебе только и стоит, что стримить…
— Все говорят: «Продолжай». Никто не кричит: «Господи, да устройся ты уже на нормальную работу!». Они смотрят стримы – им нравится.

— Когда твои родители узнали что их сын стример – как они к этому отнеслись?
— Абсолютно нормально. Перестали со мной разговаривать, поменяли фамилию.

— У тебя романтическая история взаимоотношений с твоей супругой. Предложение, которое ты ей сделал под прикрытием пабквиза – я сам пока смотрел видео чуть на слезы не изошел, так жалко девочку. Тебе с женой повезло. А ей с мужем?
— Конечно.

— Не мешает ли жена играть?
— Нет. Я играю в гостиной, объединенной с кухней – она закрывается в спальне, смотрит фильмы или спит. А я кричу-ору – у нее уже иммунитет. Ей пофигу.
— Ты выкрикиваешься в игре и, соответственно, не повышаешь голос на супругу?
— Да. Никогда.
— Потому что она оплачивает интернет?
— Нет. Я с донатиков*.

Донат в стриме – финансовая благодарность игроку от зрителей .

— Ну давай тогда про донатики. Расскажи о первом.
— Не помню, там рублей десять друзья закинули когда играл в PUBG.
— А кто зрители?
— На первом этапе это было человек пять, тех кто знал меня лично.

— То есть в среднем два рубля со зрителя. А самый большой донат за это время?
— Семь тысяч рублей.
— Сто долларов? И что ты сделал с этими деньгами?
— Ничего. Лежат на карточке.
— Не тратишь?
— Когда есть хочу, а идти не хочу – оплачиваю доставку с донатов.

— Если бы у тебя внезапно прямо сейчас появился миллион долларов, но потратить их нужно было бы за один день – чтобы ты сделал?
— Депозит не считается?
— Нет.
— Купил большую квартиру и оборудовал в ней стримерскую комнату. Прям по максимуму.

— Сколько денег ты суммарно заработал в киберспорте? Примерный порядок не для налоговой инспекции. Можешь приврать.
— Если с донатами и комментированием – около двух миллионов тенге.
— Это за какой период?
— С марта по сентябрь — за полгода.

 Сколько денег ты суммарно заработал в киберспорте? Примерный порядок не для налоговой инспекции. Можешь приврать. - Если с донатами и комментированием – около двух миллионов тенге.

— Киберспорт – дорогое развлечение. По чем концерты?
— Быть профессиональным киберспортсменом – это дорого: базовый комплект обойдется где-то в 800 тысяч… Хотя, нет, если, прям, совсем, то миллион двести тысяч (примерно 3300 USD по курсу Нацбанка на день интервью).
— А стример какие расходы несет?
— Ну, требования к оборудованию пониже – любой монитор, в принципе, плюс вебкамера – итого тысяч пятьсот.

— При желании ты мог бы прекратить пить, а на сэкономленное купить оборудование и уйти из стримеров в большой киберспорт.
— Не смог бы. Я старый.
— А возраст там имеет значение?
— Критическое.
— То есть, я сейчас не могу прийти и сказать, мол, подвиньтесь – я тут теперь старший?
— Нет, конечно. Реакция уже не та что у молодых. Потерян для киберспорта полностью.

— Во что играешь? Контр-страйк?
— Нет, в «Контру» я не играю и не играл.
— А во что?
— Rainbow Six: Siege, PUBG (PlayerUnknown’s Battlegrounds), Fortnite и когда мы играем с другими стримерами, уточню – популярными российскими стримерами, мы играем в Overcooked – симулятор кухни, где четыре чувака бегают и готовят пищу.

— Судя по размером твоего лица, питаешься ты далеко не только виртуально. Или это у тебя такой бронежилет из блинов на роже?
— Защитный экран.

— Каков режим игры?
— С девяти до трех часов ночи. Встаешь в девять. Тренировка, в одинадцать уже дома, в час стримлю до пяти вечера, потом перерыв часа три – чаще всего сплю, реже гуляю за продуктами, если все съел. Если намечается алкострим – за бухлишком.
— Как часто ты выпиваешь?
— Без комментариев, а так – вторник – да, среда иногда, четверг обязательно. В эти дни скидки.

— Так и запишем – экономит на хорошем алкоголе. Киберспорт становится официальным олимпийским. Не будет ли рассматриваться алкоголь как допинг? Вот выиграл человек, всех убил, а у него в крови обнаружено некоторое количество темного биттера с апельсинкой. А может это биттер его так разогнал?
— Наоборот – ты становишься медленнее, смешливее и всегда проигрываешь. Но если принял – то не так обидно.
— То есть, ты считаешь допинг в спорте нормальным?
— Как ты хитро подвел! Нет, для протокола – я так не считаю.

— Гейминг в Казахстане – в чем его проблема?
— Его не было. Сейчас прошел крупный турнир Altel, с призовым фондом десять миллионов тенге. Главный приз – восемь миллионов. Команды играли в течение месяца, в Алматы собрали кучу народа на гранд-финал в Алматы Арена и это круто. На моей памяти это, наверное, первый раз с такой организацией. Локальные турниры в игровых клубах – «ура-спонсоры есть» – это было, а вот чтоб прям глобально – такого не было. Нам понадобилось где-то лет десять-пятнадцать.

- Судя по размером твоего лица, питаешься ты далеко не только виртуально. Или это у тебя такой бронежилет из блинов на роже? - Защитный экран.

— Твоя роль в этом турнире – ты играл?
— Нет. Я комментировал.
— Денег заплатили?
— Конечно.
— Просто удивительно – в Казахстане и заплатили деньги.
— Да. Обычно наоборот – ты платишь деньги за то, что ты в Казахстане.

— В твоем игровом сообществе люди из разных стран. Ты там единственный казахстанец. Не считаешь это не патриотичным?
— А в чем не патриотизм?
— А собрать свою команду нагыз-батыров, не?
— А нету никого. Есть ребята стримеры, которые стримят на казахском. Минимум оформления, но их смотрят, у них подписки – такие же ребята из регионов, которые не могут позволить себе нормальную аппаратуру. А тут чувак, который тебе понятен и на твоем языке.

— Здесь есть команды, которые играют на международном уровне?
— Их куча. По-настоящему талантливых ребят.
— А прям хороших?
— Команд двенадцать, наверное.
— По пять человек в команде и того шестьдесят человек на страну.
— Да.
— Однако. А ты сейчас играешь где?
— Я играю нигде.

— Погоди. В сети прошла информация, что ты попал в какую-то гильдию или группировку российскую.
— Это Black Star Gaming – стриминг.
— Давай сначала.
— Black Star – музыкальный лейбл Тимати.
— Знаю таких. У них есть еда, ботинки они какие-то продают, кепки всякие, про музыку – сомнения, конечно.
— Брадобрейные еще. Ну в общем в прошлом году они открыли отделение стриминговое. Создали канал и банду из шести стримеров – пять россиян и я один из Казахстана.
— Это приносит тебе какие-то деньги?
— Обязательно.
— Это приносит тебе достаточные деньги?
— Нет.

— Был ли у тебя наставник?
— Сейчас появился. Потрясающий человек. Я вошел в Black Star Gameing и там познакомился с крутым чуваком – Сергей KaKTuzz Веретнов из Перми, знаменитый стример – двести тысяч подписчиков. Ему понравились мои стримы и он у себя на стриме сказал: «Я сейчас играю с казахом, вот его канал» и у меня поперли подписки (кстати, так я и стал для всех просто «казахом»).
Потом его друг, DeSeRtod, он играет в «Танки» – два миллиона подписчиков – тоже кинул клич. Ну вот, собственно, эти люди меня и бустят.

К какому итогу ты хочешь выйти к концу года?
— Хочу сто тысяч подписчиков.
— А сейчас у тебя?
— 750
— Всего?
— Для человека, который играет меньше года – это хорошие цифры. Причем 300 у меня было три года – а за две недели дошло до 750. Так что реально, шанс есть.

— Как ты проводишь свободное от игрищ время?
— Я готовлю еду.
— Не с друзьями этими виртуальными, а настоящую и съедобную?
— Настоящую. На ужин и завтрак.
— Кормишь семью?
— Жена приносит еду – я готовлю.
— Что готовишь?
— Готовлю я паназиатскую пищу в воке – лапщу в воке, рис в воке, яйца. Еще люблю спагети, фрикадельки в томатном соусе, которые, почему-то зовут «митболы».

— Как ты восстанавливаешься после тренировок? Это ведь большие нагрузки. Что снашивается быстрее всего?
— Запястье. Туннельный синдром – болезнь всех геймеров.
— Мне уже приходится поить тебя с рук. Сколько ты отыграешь в такой физической форме?
— Ну лет семь.
— Тебе будет 35. Мне тоже когда-то было тридцать пять. Что потом? Уйдешь на тренерскую работу? Сделаешь линию духов? Как будешь выживать?
— Открою зал. Как боксерский, только киберспортивный. Там будут врачи, которые будут следить за кистью, укреплять ее. А может книгу напишу. «Человек на другом балконе».

Блиц

— Самый твой большой облом в жизни вообще.
— Блин. Я прям так не могу.
— То есть, ты всегда был счастлив?
— То есть, реально не могу вспомнить.

— Самый большой облом в кибеспорте?
— Записывал пять часов стрима, а потом обнаружил, что звук не писался. Погибли гениальные вещи – шутки, аналитика, комментарии и все в никуда.

— Ты считаешь себя веселым человеком или позитивным?
— Веселым.

— Ты никогда не врал себе?
— Постоянно этим занимаюсь. Даже сейчас.

— Хочешь уехать из Казахстана?
— Да.
— Назови одну причину.
— Пинг короче.

— Узнают ли тебя на улицах люди? Не мешает ли это тебе? Выходишь ли ты вообще на улицу?
— На улицах меня не узнают.

— Считаешь ли ты себя игроманом?
— Да.
— И понимаешь, что это болезнь?
— Нет.

— То есть если сейчас выключат интернет и тебе придется жить настоящей жизнью – что будет делать Алдияр?
— Уйду в страйкбол.

— Не мастурбируешь на себя во время игры?
— Постоянно.

Полная нецензурная версия интервью доступна по ссылке ниже.

Фото: Илья Ким

Локация: WL13 бар

Поделиться

Понравилась статья?

Подпишись на рассылку и будь в курсе самых интересных и полезных статей

Без спама и не чаще двух раз в неделю

 ← Нажми "Нравится" и читай нас в Facebook