Антон Гордеев. День Без Зависимости

Антон Гордеев. День Без Зависимости

«Главное, не оставаться наедине с собой».

Антон Гордеев

Антон Гордеев
Персона:
Антон Гордеев,
генеральный директор
центра помощи
«Свободные люди»

Мы встретились с Антоном в центре города, выпили чая и обсудили историю его отношений с наркотиками, знакомства с будущей женой и партнером, причинах и признаках зависимости, реабилитации. Поговорили о том, как оставаться трезвым и счастливым человеком.

MH Кто такой Антон Гордеев сегодня?

Человек, который хочет сделать что-то хорошее, потому что раньше много делал плохого.

MH Ты родился в Алматы?

Я родился в Казани.

MH А как попал сюда?

Это был очень долгий путь. Когда я завязал, начал работать в сфере реабилитации наркоманов и терапии зависимости.

Стало хорошо получаться и меня пригласили в Крым. Там, на мысе Сарыч, на бывшей даче Язова (ред. последний министр обороны СССР) открыли коммерческий реабилитационный центр, где лечили обеспеченных зависимых людей и всяческих звезд.

Коррупция тогда была дикая, содержать объект было неимоверно дорого, и, в конце-концов, центр закрылся.
Примерно через месяц мне предложили работу в таком же центре, но на Бали.

А вот уже там я познакомился со своей будущей женой, которая и привезла меня сюда. Я даже не думал, что вообще окажусь в Казахстане.

MH Как познакомились с женой?

С Ольгой (ред. Ольга Агапова – жена и партнер Антона в реабилитационном центре) я познакомился на Бали в 2013.

Начиналось с переписки в фейсбуке, потом скайп-вайбер, просто переписка с легким налетом романтики.
Как-то она уехала в Барселону, а я уехал продлять визу в Куала-Лумпур. И я потерял телефон – забыл в такси. Расстроился, телефон был хороший, и он практически заменил мне ноутбук.

И я запаниковал, что потерял с ней все контакты. Ездил в аэропорт дважды, искал таксиста, но безуспешно. Купил в китайском квартале смартфон, восстановил уже все только на Бали.
Она в тот момент тоже волновалась из-за отсутствия связи и на этой волне переписка и общение стали очень эмоциональными и стало понятно, что мы идем на сближение.

Мне нравилось на Бали – я звал ее. Она отказывалась, аргументируя тем, что у нее в Алматы бизнес. Она позвала меня на Новый Год. Я принял решение, что лечу в Казахстан, написал об этом своему начальнику, тому же самому, с которым работал в Крыму.

Он меня обматерил и назвал предателем. Я понял, что это знак.

Так я и приехал в Казахстан 29 ноября 2013 года – в ветровке, шортах, кроссовках, со спортивной сумкой, в которой были подарки.
И остался.

Антон Гордеев

MH Когда и как ты начал употреблять?

До тринадцати лет баловался втихаря – сигареты, пиво. А на день рождения, в девяностом году, пошли в лесопосадку возле дома и кто-то из друзей взял бутылку водки. Выпить ее мы не смогли – сделали по глотку.

Потом притворялись пьяными, но начало было положено. Началось негласное соревнование – кто напьется сильнее и расскажет об этом в школе. Был даже свой «чемпион», который напивался постоянно в деревне у родственников, рассказывал и все ему завидовали.

В то время у нас появились молодежные группировки – знаменитый «казанский феномен», – и все в школе были в той или иной группировке. Я был вынужден вступить в одну из них просто по соображениям безопасности. Мать, когда узнала, скандал закатила, а отец рассказывал, как себя вести, если попадешь в тюрьму.

В группировке я попробовал марихуану. В то время она была очень доступна, и даже не помню, давал ли я на нее деньги.

По-тяжелому накрыло в армии. Я проучился один курс в танковом училище, но меня выкинули за нарушение дисциплины, и пришлось дослуживать в войсках в Перми, на базе по ремонту танков. Там была полная задница – дедовщина лютая, «полетал» я там хорошо. Все поголовно сидели на амине и психотропах из армейских аптечек.

Из армии вернулся без дембельских альбомов и аксельбантов. Встретил товарища, с которым учились в танковом. Поехали к девчонкам, которые сидели на героине. Я был пьян, попросил и мне дать попробовать. Меня вяло поотговаривали, и в итоге я укололся – было очень плохо и одновременно очень хорошо.
Ощущение было тогда, что это то самое, моё.
А затянуло на девять лет.

MH И как произошла завязка?

Я очнулся 23 февраля 2006 года на квартире у барыги. У меня были деньги, наркотики, полный стол пива и водки. И вдруг я понял, что это – всё. Растолкал чувака, как сейчас помню у него были Жигули «четверка», и заставил везти меня домой. По пути заехали в ломбард, выкупил DVD-плейер, который сдал накануне вечером. Это была единственная вещь за всё время, которую я выкупил.

На улице мороз за тридцать, зашел в подъезд, стою у двери с плейером и не могу нажать на звонок – боюсь.
Не знаю, сколько стоял даже. Но в итоге позвонил. Открыл отец, в фартуке – жарил какую-то рыбу, пьяненький. Матери и моей девушки, которая тоже жила у нас, не было дома.

Я ждал их два часа, и всё это время отец не проронил ни слова. Это было дно. Даже хуже чем то, что у меня гепатит, нулевое здоровье, проблемы с полицией. Самые длинные два часа в жизни – от звонка в дверь, до прихода матери и девушки.

У меня дилемма была, два выхода и оба – стрёмные. Прекращать употреблять или употреблять до скорой смерти.

Когда я стоял у этой двери, то я знал, что что-то изменится. Но как – проконтролировать это я не мог. Надежда была, но уверен я в этом не был абсолютно.

Я до сих пор не понимаю, что заставило меня проснуться, разбудить чувака и сделать то, что сделал.

Антон Гордеев

MH И как прошло лечение?

Жизнь до этого была понятна – проснулся, кумарит, телевизор, ломбард, получил деньги, взял, употребил – всё срослось. А тут полная неопределенность.

Но это первый раз, когда я попросил о помощи самостоятельно, до этого они меня таскали к психологам, профессорам всяким, но безуспешно.
А тут в Казани открылся реабилитационный наркологический центр, первый С.

«Двенадцать шагов» – это американская программа анонимного лечения алкоголизма и наркомании.

Мне говорят, что надо подождать три недели. И я честно, пока еще мог, говорю: «Ребят, я не смогу. Я вас обману и добуду». Меня положили в детоксикацию. Пять дней капали – шестнадцать читал книги, общался с психами, пил чифир. Пару раз даже пытался найти чего-нибудь, но не сложилось.

Я уехал в центр двадцатого марта и провел там три с половиной месяца, которые перевернули мою жизнь. Я никогда до этого так кардинально не менял ничего в положительную сторону – только по наклонной и вниз.

MH С алкоголем тоже сразу завязал?

Я, на самом деле, не собирался завязывать с алкоголем – хотел оставить себе право на пиво с друзьями под футбол по праздникам. Но мне сказали: «Дружок, ты зависимый и у тебя аллергия на психоактивные вещества, в том числе и алкоголь. Ты просто будешь замещать героин алкоголем». В общем, я прекратил алкоголь употреблять тоже.

MH А сигареты?

Я думал тогда заодно избавится и от никотиновой зависимости, но мне сказали: «Кури до года. Потом, если примешь решение – пожалуйста. Сразу всё будет слишком тяжело, на живую все мосты обрубать. Не парь мозги, звони родителями, пускай привозят пару блоков и кури спокойно».

Я запомнил и прям ждал, когда год пройдет и брошу.

Но прошло всего десять с половиной месяцев и я выкурил последнюю сигарету. Вышел на работе после обеда, сделал пару затяжек и выкинул.

Антон Гордеев

MH Как определить, что человек зависим?

У любой зависимости четыре симптома.

Одержимость – это мысль зависимого человека, когда он не может ни на чем сконцентрироваться, кроме как на объекте своего вожделения.

Компульсивность – это когда человек производит все время одинаковые действия и ожидает иного результата. «С понедельника новая жизнь, а сегодня в последний раз».

Эгоцентризм – вера зависимого человека в то, что он делает и чувствует. Непоколебимая уверенность в правильности своих действий и практически физическая ненависть к тем, кто с ним не согласен.

Отрицание – его можно на две части поделить – рационализация, когда человек врет сам себе, и оправдание, когда придумывает повод – женщина бросила, день взятия Бастилии, с работы выгнали.

Помню по тому,  как втягивался в употребление тяжелых наркотиков, я еще с родителями жил, поругаемся и я уходил к другу жить. Мы с ним брали, а тогда это было не дорого и модно, и употребляли. Тогда еще была нужна веская причина. Через восемь лет мне это было нужно просто, чтобы открыть глаза и выйти из дома.

Зависимые люди мастера лжи и самообмана. Однажды я позвонил барыге, он сказал что у него в подъезде полиция. Я подождал минут двадцать, убедил себя что они ушли и рванул к нему. Там-то меня и задержали.

MH А как вопрос решается в мировом масштабе?

Я сейчас изучаю наркополитику от женевского университета, начиная от опиумных войн в Китае между Англией и США.

В 1961 году впервые собрали конвенцию ООН по наркотикам. Собрали списки, включая листья коки и маковую соломку, и как-то уже начали контролировать черный рынок. В 1971 начали активно бороться с каннабиноидами и опиатами, стали появляться первые картели.
В 1988 году собрались и решили, что беда глобальная и надо бороться со всеми – с теми, кто производит, торгует, хранит и употребляет – всех сажать. Курнул на улице – сел на два года. Наркобизнес окончательно криминализируется. Тюрьмы переполнены.
Только ближе к двухтысячным, на сессиях ООН, заговорили о правах человека.
И сделали «гениальное открытие» для себя – «А может, это болезнь?»

При этом «Анонимные алкоголики» существуют с 1935 года. «Анонимные наркоманы» – с 1953. И решают эти задачи.

В Португалии интересный опыт, но он еще не исследован – полная декриминализация потребления. Они полностью изменили отношение общества к таким людям. Ты становишься на учет и получаешь наркотики под контролем государства. Таким образам, полностью парализовав черный рынок.

В Австралии, к примеру, реабилитация может идти до полутора лет, но – она  бесплатна для больного. Государство оплачивает все.

У нас же в Казахстане это никак не поддерживается государством – хотя бы какие-то субсидии давали и можно было бы выстроить идеальную схему. Мы пытаемся как-то получить гранты для своего фонда, но пока безуспешно.

Антон Гордеев

MH Есть разница между лечением алкоголизма и наркомании?

Для меня термины – наркомания, игромания, алкоголизм – это все какая-то размытость. Есть болезнь зависимости, и есть способы, которыми она себя реализует.

Наркология на западе как таковая уже отходит на второй план. Уже нет профессии нарколог – там аддиктолог. Уже есть учебники переводные для российских вузов по аддиктологии и мы их изучаем. В наших вузах такого еще нет.
Надо понимать, что такое зависимость.

Есть люди, которые просыпаются утром, смотрят в окошко, напевают себе песенки, радостно идут делать какие-то дела. Люди, которым не нужно ничего, чтобы чувствовать себя счастливыми – проснулись и всё.

А зависимый человек – это тот, у кого заводские настройки быть несчастным. Это врожденное, плюс среда и воспитание. И это – болезнь.

MH Врожденное?

Зависимость передается и генами.

У нас есть железы, которые выделяют эйфоретики – грубо говоря опиаты, этиловый спирт – благодаря им мы можем переживать стресс. Если человек, условно, выпивает в пятницу 300 миллилитров крепкого алкоголя, то та железа говорит: «Ты вчера получил, сегодня получишь меньше».

В течении двух недель она восстанавливается при условии, что человек не будет больше пить.

В принципе, ничего страшного, и через неделю у него до 60% восстановилась работа железы, но если человек в этот момент зачал ребенка, то генетически ребенку и передастся 60%.

Пьяное зачатие промахов не дает.

В Москве, кстати, делают анализ на эндогенные опиаты – прямо у плода берут процентаж и выдают результат.

MH А у тебя?

Моя родня «прокачала» меня в этом плане.

Дед повесился на фоне алкогольной зависимости – его бабушка из дома выгнала, он помыкался немного и повесился.
Отец умер в прошлом январе – он полтора года лежал парализованный уже от третьего инсульта. Но он не мог прекратить пить и его накрыло.

До меня это тяжелой шрапнелью долетело.

Антон Гордеев

MH Как ты стал заниматься реабилитацией?

Меня не брали на работу в реабилитационный центр сразу после лечения. Я рвался, но поставили условие, иди социализируйся – останется желание, придешь.

Я пытался говорить с людьми о зависимости, а они отвечали: «Мы это и без тебя знаем», либо говорили, что им это не надо.
Эмоциональное состояние у меня было нестабильным – мои посты в ВК за день меняли настроение от «я всех люблю» до «всех ненавижу». Тогда мне это казалось нормальным. До сих пор бывает пишу в фейсбуке эмоциональные посты, но сейчас уже меньше.

И тут-то сработал тот же самый механизм – понял, что надо учиться, и я не только про академическое образование – в первую очередь, справляться с эмоциями, быть независимым от них.

Через какое-то время я научился это контролировать, получил знания и пришел в центр уже не в качестве пациента.

MH Как люди попадают в ваш центр?

Приводят родные и друзья. Гораздо реже человек приходит сам.

Порой приводят людей, которые не хотят, а это категорически не верно.

Был один человек, известный танцор, практически сбомжевавшийся, которого привел друг детства, а помогала его бывшая сотрудница, которая работала у него офис-менеджером.
Прокапали его, детокс провели – он в процедурку заходит и ногу на дверной откос закидывает – смотрите, мол, я здоров, выписывайте.

Убедили его дождаться друзей, провели интервенцию и он сказал – я готов остаться. Сам.

Антон Гордеев

MH Интервенция?

Это методика – нас обучали ей британцы и шведы. Мы вступили в независимую наркологическую гильдию и нас пригласили в Москву на обучение.

Когда начали об этой методике рассказывать – у нас сразу полез скепсис. Мол с нашими наркоманами это не пройдет – не та ментальность. Только жесткие, почти насильственные методы.

Но всё оказалось тонко, организованно, процесс прописан пошагово, структурно – от первого звонка, первой встречи, повторной встречи, удаленной работы с пациентом, включая образцы писем, вовлечение в процесс членов семьи.

Мы начали практиковать эту методику. Мои сотрудники сопротивлялись, не верили в эффективность, говорили «опять Гордеев привез черт знает что», но уже два года работаем по ней.

MH В чем суть методики?

В самом процессе интервенции моя задача – убрать манипуляции, обвинения, угрозы, стыд и вину, потому что любят родственники помыкать больным, а наркоман – легкая добыча.

Мы редактируем за них письма, убирая весь деструктив, и люди потом сами читали и плакали. Вспоминают о человеке самое светлое: как ходили на рыбалку в детстве, ели бешбармак, гуляли в парке…

Антон Гордеев

MH Расскажи о вашем центре.

Наш центр работает с марта 2014 года. Через реабилитацию прошло около 400 человек. Через клинику, где врачи проводят детоксикацию, выводят из запоя, снимают ломку – на порядок больше.

Реабилитация – это сейчас дорого, месяц стоит от 315 000 тенге. Это не только проживание и питание. Это круглосуточная работа, у нас ночью на месте находятся как минимум два-три специалиста, помимо медсестер.

Реабилитация занимает от трех до шести месяцев. Больные признают, что у них есть зависимость, что сами они не могут с ней справится. У них определенный распорядок дня, определенные занятия, групповая и индивидуальная работа с психологом, пишут задания, проводят анализ чувств.

Проходят все те же «эмоциональные качели», что и я когда-то.

MH Что на счет игромании?

У нас сейчас реструктуризация идет – мы еще одно отделение делаем, ремонт, чтобы прям по последнему слову.

И у нас сейчас появляется амбулаторная программа для «казиношников» и посетителей букмекерских контор. Люди проигрывают практически всё.

Программа называется «Вне зависимости», мы сейчас набираем людей. Три раза в неделю, с шести до девяти вечера, проводим группы.

И тут задача, в первую очередь, показать человеку, что его мотивы, вернее, объяснения, про «проверить удачу и поднять бабла», очень далеки от реальной причины.

Антон Гордеев

MH Рецидивы были?

Конечно. Особенно в самом начале работы.

Специалистов в Казахстане не было совсем – привозили из России. А они зачастую оказывались жутко непрофессиональными. Для понимания: только в Казани было 77 центров. В Москве с областью – 700 с лишним. В Томской области сертифицированных центров было 270. Это были центры, заточенные только на зарабатывание денег. Все строилось на массовости и, практически, насилии. Где они нашли столько специалистов – загадка.

Мне было трудно следить за процессом — я на тот момент сосредоточился на административной работе.

Как-то у нас проходило спикерское собрание – это когда приезжают люди, справившиеся с зависимостью, и рассказывают об этом. Такая встреча проходила и у нас. Я пришел, а там все как солдаты – сели-встали. А так не должно быть. Начал разбираться.

Оказалось, люди, которых я нанял, не только использовали репрессивные методы, но и запугали моих сотрудников. Выгнали всех к чертовой матери. Ситуация тогда сложилась нехорошая – мы начали все перестраивать, очень много потеряли в финансовом плане. Сейчас мы уже всё поставили на верные рельсы и работаем с очень небольшим количеством пациентов.

Честно говоря, даже не помню за последние четыре месяца человека, который бы сорвался.

MH А какая статистика по рецидивам?

По нашей статистике около 64% остаются «чистыми».

Рецидивы, в основном, случаются, когда людей родственники забирают раньше срока. Это ведь как операция – разрезали, вытащили аппендикс, зажали, вырезали, надо зашить и дать зарубцеваться – но нет, «мы на самолет опаздываем».

Был один пациент, попал в ужасном состоянии, месяц с ним плотно работали и он «пошел». По-моему, это был ноябрь 2016-го.
И тут мама появляется, говорит: «У нас пять квартир, надо сдавать, может только он». Он сопротивляется, она разрывает договор и увозит практически насильно. А перед Новым Годом он себе снес голову из ружья.

Антон Гордеев

MH Отвлечемся. Хобби у тебя есть вообще?

Может показаться, что я живу только работой. Это не так. Была футбольная команда – из-за травмы не смог продолжить играть, но сына вожу на футбол. Очень нравится читать, так что я просто покупаю больше книг, чем могу прочитать. Ну и филателия, еще из детства.

MH Хотел бы уехать?
Мне нравится в Алматы. Здесь я готов жить постоянно. Выезжаю периодически с семьей на море.

MH Как сам справляешься?
Я начал с того, что хотелось делать что-то доброе.

Я не понимал сути помощи другим людям – это и есть тот самый эгоцентризм. Но когда я остаюсь один на один со своей головой – она начинает мной манипулировать. Сейчас такое редко, но бывает. Я до сих пор выздоравливаю, хожу на группы, как играющий тренер, и не собираюсь останавливаться. Когда ты помогаешь другому, ты помогаешь себе. Обсуждая чужую проблему, решаешь свою.

Мне нужно оставаться в этой созидательной колее, чтобы меня никуда не утащило. Как диета – сорвался и назад вернуться очень трудно.

Главное, не оставаться наедине с собой.


Локация: Ресторан ПЕЧЬ
Фото: Илья Ким

Автор: Константин Нагаев
Поделиться

Понравилась статья?

Подпишись на рассылку и будь в курсе самых интересных и полезных статей

Я соглашаюсь с правилами сайта

 ← Нажми "Нравится" и читай нас в Facebook
\