Биохакинг – модный термин, который с легкой руки Сержа Фаге, рассказавшем этой осенью о своем опыте повышения эффективности работы организма, и под соусом которого маркетологи стараются вам продать знакомые и успевшие набить оскомину продукты.

Давайте же разберемся что такое биохакинг.

Биохакинг – внешние воздействия, которые позволяют организму выполнять задачи, вне рамок нашей генетической информации. По большому счету простая бытовая гигиена или прием активных веществ, таких как чай, алкоголь или никотин, которые изменяют нашу биохимию, являются биохакингом.

Вакцинация, антибиотикотерапия, стоматология, хирургия, спорт, а теперь и генетическая модификация (как при генной терапии двух видов рака), которую одобрили минувшей осенью – все эти внешние факторы влияют на организм вне рамок нашей генетической информации.

Биохакинг – термин, который зародился в Кремниевой долине, где сосредоточено большинство биотехнологических корпораций, задачей которых является радикальное продление жизни, вплоть до бессмертия. Ученые всегда смотрели на тело человека как на биомашину, которую можно починить, а возможности современных технологий подарили амбиции «а почему бы и не улучшить».

Под улучшением кто-то понимает избавление от генетически обусловленных заболеваний, как, например, звезда мировой биотехнологии, бывший казахстанец, Шухрат Миталипов, известный по работам создания эмбриона от трех родителей и создания химеры человека и свиньи. Кто-то ищет более радикальный путь решения – взлом программы старения, как знаменитая группа ученых из Института Солка под руководством Хуана Карлоса Исписуа Бельмонте.

Среди ученых есть первопроходцы, которые на себе испытывают свои теории, вмешиваясь в генетический код ­– так называемые, истинные биохакеры. Лиз Перриш, глава bioviva, которая ввела в себя гены фоллистатина для увеличения мышечной ткани и теломеразы в надежде радикально омолодиться, Джозайя Зайнер – хулиган и пират от науки, внедривший в себя сначала ген медузы, отвечающий за флюоресценцию, и не так давно ген, отвечающий за прирост мышечной ткани. Брайан Хенли, биотехнолог 60 лет, внедривший в себя ген соматотропного гормона, с целью приостановить каскадное старение.

Другое направление – это поиск более совершенных носителей нашей личности, которые считают, что раз наши тела – это хрупкие и скоропортящиеся носители, то почему бы не избавиться от зависимости этой хрупкости. И почему бы не оцифровать нашу личность и не перенести ее на более надежный носитель. Допустим, в компьютер.

Большинство из вышеперечисленного пока находится в фазе активных изучений и разработок, практическая медицина пытается систематизировать знания, помогающие нам реализовать наиболее лучший сценарий жизни, максимально эффективно применять опыт по питанию, физическим нагрузкам и поддерживающей фармакологии. Область медицины, отвечающая за системность применения этих знаний – антивозрастная медицина (anti-aging).

Но область эта молодая, не все в ней систематизировано, многое находится в стадии изучения. Например: долгое время жиры животного происхождения считались злом, и буквально несколько лет назад их реабилитировали – выяснялось, что полное исключение их из рациона не менее вредно, чем их излишество. Также до сих пор нет единого мнения по поводу применения соматотропного гормона (гормона роста).

Я активно изучаю и применяю методики антивозрастной терапии и честно делюсь о своем опыте в фейсбуке. Часто это вызывает возмущение со стороны моих коллег врачей, хотя, казалось бы, медицина должна быть заинтересована в поисках улучшения здоровья и увеличения долголетия.

Так что все, что связано со спортом, питанием и улучшением является фактически биохакингом, но не каждый биохакинг ведет к улучшению, как например, прием алкоголя и курение сигарет.

Мой совет читателям Men’s Health Kazakstan: если хотите улучшить себя и при этом не нанести вред, то не переедайте, поменьше употребляйте углеводов, очень важна физическая активность, не курите, будьте умерены в алкоголе и ищите баланс между «хочу» и «должен».

Любви вам, пацаны!

Поделись с друзьями: