Джейсон Момоа: создан для восхождения к вершинам

Джейсон Момоа: создан для восхождения к вершинам

Не важно, кого он играет – дотракийского вождя или короля Атлантиса, жизненное кредо Джейсона Момоа проникает во все, чем бы он ни занимался, особенно если это касается его тренировок.

Трудно устоять перед ревущим смехом Джейсона Момоа, даже если вас разделяет Тихий океан. Но именно сейчас источником его веселья оказался я, когда поинтересовался, как он чувствует себя на пороге своего сорокалетия. Ему ведь всего лишь 39, и он умирает от смеха, сидя в Лос-Анджелесе. «А ты хорошо подготовился!» – пытается произнести он между приступами смеха. Я пытаюсь объяснить, что имел в виду, что он только лишь приближается к 40, но правда в том, что, увидев, как живет, работает и, что наиболее важно, играет Джейсон Момоа, этот вопрос действительно звучит довольно глупо.

Этот человек измеряет жизнь не в единицах времени, а в глубине опыта. Он тот, кто живет вне рамок, он сын земли, который с головой ныряет во все, что угодно – будь то чешуйчатый костюм из спандекса или кружка любимого «Гиннеса», – получая при этом удовольствие, присущее разве что только супергерою-амфибии.

«Это будет один из самых классных дней в моей жизни, – Момоа рассуждает о своем максималистском подходе к жизни. – Если моя жена скажет, что на ужин у нас спагетти болоньезе, я буду работать в разы усерднее, потому что знаю: нас ждет отличный вечер. Я могу тренироваться с большим рвением, если знаю, что в конце получу вознаграждение, что вечером дома меня будет ждать барбекю или что-нибудь поинтересней, и мы выпьем по кружке пива и отметим этот день достойно. Я не люблю ложиться спать без праздника. Жизнь слишком коротка».

Он, бесспорно, прав. И такое отношение к жизни притягивает, не важно, сколько тебе исполняется лет.

 

ТРЕНИРУЙСЯ С ЦЕЛЬЮ

Несмотря на то что этот персонаж не произнес и пары слов за два сезона «Игры престолов», Хал Дрого оказал огромное влияние на поп-культуру. Отчасти из-за колоссального отпечатка, который оставил в культуре этот сериал, ведь не обновленный Конан Варвар сделал Момоа любимчиком всех мальчишек, а именно задумчивый предводитель Дотраки.

И отчасти это произошло из-за того, что Дрого был накачан до предела. «Играя Дрого, я мог пить, есть и делать все, что захочу. Моей задачей было набрать массу, – рассказывает Момоа, оглядываясь назад, на свою звездную роль. – Аквамен, наоборот, совсем другого толка существо, или, прошу прощения, особь».

Во-первых, Момоа, чей рост составляет 193 см, а вес 110 кг и который может набрать массу лишь при одном взгляде на штангу, не нуждался в дополнительном наборе веса, чтобы до конца вжиться в роль.

«Мне показалось, что мне следует слегка похудеть, – признается он, ссылаясь на то, что другие актеры, как, например, Патрик Уилсон, имели не такое крупное телосложение. – Я решил не набирать дополнительный вес просто потому, что это было бы не то».

Во время съемок фильма «Лига справедливости», где Момоа впервые сыграл Короля Атлантики, ему посчастливилось поработать с легендарным основателем клуба Gym Jones Марком Твайтом. Будучи альпинистом, Твайт с удовольствием консультировал на тренировках Момоа. Но в этот раз к команде Момоа в качестве тренера на 6 месяцев съемок в австралийском городе Голд-Кост присоединился египтянин Мада Абдельхамид, бывший борец WWE. «Он обожает скалолазание, поэтому мы сделали это частью нашей тренировки, что позволило ему тренироваться еще усерднее, – говорит Абдельхамид. – Когда испытываешь страсть к чему-то, тебе не нужно заставлять себя. Ведь для тебя это сплошное удовольствие».

Учитывая тот факт, что ради красивых мышц актер не любит тягать железо, это было мудрым решением. «Мне очень тяжело тренироваться без цели, – объясняет Момоа. – И отражение в зеркале в спортзале никак мне в этом не помогает. Меня это просто не заводит».

Взглянув на свой режим тренировки с практической стороны, он вместо спортзала представляет мастерскую, а гантели для него – инструменты, которые помогут одержать великие атлетические победы.

«Мне очень тяжело тренироваться без цели, и отражение в зеркале в спортзале никак мне в этом не помогает. Меня это просто не заводит».

В нашу эру селфи в спортзале идея тренировок для достижения каких-то атлетических целей звучит благородно, почти нелепо. Но награда – будь то крышесносный вид или лишний метр форы – пожалуй, принесет больше удовлетворения, чем целый легион цифровых стрелковых симуляторов.

Чтобы взобраться на тот уровень, до которого обычно доходит Момоа, тренировка просто необходима. Его жажда к скалолазанию сделала это занятие для него еще более значимым, потому что его крупное телосложение не совсем для этого подходит. «Когда представляешь себе скалолазов, которые могут то, что проделывает он, никто из них в весе не превышает и 100 кг, и никто и близко не может сравниться с ним по силе, – подтверждает Абдельхамид. – Для него не существует классификации. Он такой один«.

Но как бы Момоа ни сходил с ума по скалистым вершинам, его страсть не менее сильна, чем любовь Абдельхамида к спортзалу. И возможно, актеру не сразу это пришлось по душе, но он с уважением отнесся к предпочтениям своего партнера. «Мне нравится находиться среди людей, которые кайфуют от того, чем занимаются, и если он будет это делать со мной, мы вместе будем проходить через все испытания и надерем друг другу задницу, тогда это мне нравится, – говорит он. – Мы как солдаты, которые вместе идут на войну».

Вот один из способов описать то, как эти два гиганта начали работать вместе, подталкивая друг друга к новым достижениям как в спортзале, так и на изготовленном на заказ скалодроме. «Мы делаем сотни повторений, подталкивая друг друга к грани изнеможения, – говорит Абдельхамид, рост которого 198 см, а вес 130 кг и который на становой тяге выжимает 320 кг. – Это не соревнование в том, чтобы узнать, кто из нас больше, быстрее или сильнее. Мы соревнуемся в том, кто из нас усердней старается».

Можно с уверенностью сказать, что в этом египетском здоровяке Момоа нашел своего партнера по духу, того, кто стремится сделать больше и лучше каждый день. Поэтому он заставил Абдельхамида приседать настолько глубоко, как тот еще никогда не приседал. «Очень немногие во всем мире могут посоревноваться со мной в тренажерном зале, но для того, кто не считает спортзал делом своей жизни, он довольно сильно близок к этому, – отзывается тренер о их баттле-тренировке с тяжеловесными гантелями. – И каждый раз, когда я надираю ему задницу в зале, он проделывает со мной то же самое на скалодроме«.

Не получаешь удовольствия от бесконечных подходов и повторений или содрогаешься от мысли провести утро воскресенья в гордом одиночестве на беговой дорожке?

Найди партнера или товарища по тренировкам, который обожает это дело. Шансы на то, что его страсть и опыт вдохновят тебя на подвиги, довольно велики. На пике соперничества, разделяя общую боль в мышцах, ты, возможно, найдешь ту мотивацию, которая тебе необходима, чтобы покорять новые вершины или глубины, если выпадет такой случай.

ЗАЦЕПИСЬ И ПОБЕДИ

Момоа родился на Гавайях и вырос в штате Айова, что заметно по тому, как он обращается к другим «бро» или «чувак», и все же присутствует в нем нечто типично австралийское. Возможно, это из-за того, что полгода, проведенные в Голд-Косте в 2017 году на съемках «Аквамена», были не первой его поездкой в Австралию. В свои 20 Момоа долгое время прожил в Аделаиде. «Port Power – это моя команда,» – с гордостью заявляет он перед тем, как отдать должное жестким контактным австралийским видам спорта и образу жизни островитян. «Я обожаю австралийский дух, и мне кажется, Австралия отвечает мне взаимностью, – говорит он. – У австралийцев потрясающее отношение к жизни. Они любят много и усердно поработать, чтобы потом отдохнуть по полной».

И то, как Момоа воплощает этот максимум, видно и по его режиму питания, куда входили только мясо, овощи и «Гиннес» и который он соблюдал все 6 месяцев съемочного периода. Пусть этот «черный нектар» и не самый здоровый источник углеводов, именно он поддерживал в Момоа равновесие и мотивацию вечерами после долгого съемочного дня.

«Когда заходит речь о снижении калорий, чтобы сбросить вес, мы просто сокращаем количество выпитого в день «Гиннеса«, – Абдельхамид рассказывает о том, что любовь Момоа к черному напитку никогда не была препятствием к намеченным целям в похудении. – Если бы я заставил исключить пиво совсем, это не привело бы к хорошим результатам«.

Обстановка в номере у Аквамена больше напоминает полную тестостерона мужскую общагу, и это все из-за того, что Момоа не любит отдыхать в привычном смысле этого слова. Рядом с самым современными тренажерами у него стоит ударная установка, бас-гитара Fender и гитара Gibson Les Paul 1959, на которой играл Джимми Пейдж из Led Zeppelin. Ну и, конечно же, завершающим штрихом ко всему этому служит скалодром.

Несмотря на трудности, возникающие из-за его крупного телосложения, Момоа не может справиться с простейшими физическими заданиями, но иногда от него можно услышать абсолютно невероятные вещи.

«Я боюсь высоты, и таким образом я преодолеваю свой страх,  это скорее похоже на танец или боевое искусство, когда ты отдаешься потоку и твое тело начинает ощущать свободу и комфорт. Ты практически висишь в воздухе, стараясь зацепиться за поверхность каждым пальцем рук и ног, активируя тем самым все части тела. Ты должен отдаться этому на все 100%, иначе падение неизбежно».

Справедливости ради стоит отметить, что Момоа не раз испытывал трудные периоды со времен своей первой роли в «Спасателях Малибу» 19-летним подростком. Шрам, рассекающий его левую бровь, который он получил от осколка в одном голливудском баре в 2008 году, потребовал 140 швов. Это лишь укрепило его в амплуа мальчиша- плохиша, но также заставило задуматься над своими жизненными ценностями. По его словам, его спасли женщины: его мать и жена, актриса Лиза Бонет, с которой вместе они растят двоих детей: одиннадцатилетнюю дочь Лолу и десятилетнего сына Накоа-Вульфа. Он также является приемным отцом Зои Кравиц. «Я был бы давно уже мертв, если бы не мои женщины, – тихо произносит он. – Женская сила – высшая сила! Я не знаю, есть ли кто-то сильнее женщины».

И если семья спасла его от самого себя, от потакания своим желаниям и бесконтрольного старания во время увлечения несметным количеством адреналиновых хобби, то отцовский инстинкт толкает его защищать своих близких. «Мой самый большой страх сегодня, что моим детям что-то может причинить боль, –  говорит он почти шепотом. – Я стараюсь одергивать себя, когда слишком сильно начинаю их оберегать от всего подряд».

Момоа, который сделал себе имя, играя закаленных в битвах гигантов и теперь надевший позолоченный панцирь, не боится показать мягкую и ранимую сторону характера. Может, потому, что теперь он понимает, что выше головы не прыгнешь. «Я такой же, как ты, чувак!» – выпаливает он перед тем, как уйти. А может, потому, что знает: как только ты познаешь хрупкость жизни, ты сможешь принять решение выжать из нее все соки.

Смотри «Аквамен» в кинотеатрах с 13 декабря.

Автор: Редакция MH
Поделиться

Понравилась статья?

Подпишись на рассылку и будь в курсе самых интересных и полезных статей

Я соглашаюсь с правилами сайта

 ← Нажми "Нравится" и читай нас в Facebook
\