Односложно классифицировать свое отношение к употреблению мяса и охоте не могу, поскольку вопрос лежит в нескольких плоскостях. Мясо ем, хотя и считаю, что те методы его производства, которые используются в промышленных масштабах, совершенно негуманны. Более того, остро стоит вопрос о безопасности конечного продукта для здоровья человека, принимая во внимание все те же факторы. Схожая ситуация и с охотой – увлекаюсь ей недавно, в основном на небольшую дичь (фазан, утка, заяц) и все, что добываю, как правило, съедаю или раздаю друзьям. На крупных млекопитающих у меня не поднимается рука, хотя возможность добыть косулю, кабана или тэка была, и не раз. Я часто слышу упреки в адрес охотников, но одно дело, если они исходят от тех, кто не употребляет мясо в пищу в силу собственных убеждений, и здесь мне не чем крыть, и, как правило, каждый остается при своем мнении. Но бывают и те, кто, осуждая, тем же вечером идут в ресторан и съедают аппетитный стейк из мраморного мяса. Это уже лицемерие, и таких большинство.

Джунгарский Алатау пастбища

Моя позиция заключается в компромиссах или ответственном отношении к вопросу. Если ты и ешь мясо, то по возможности покупай его у правильных и проверенных поставщиков, которые используют экологичный подход. Если охотишься, то добывай столько, сколько сможешь унести/съесть и только в рамках и местах, отведенных законом.

За последнее время мне удалось побывать в нескольких поездках, так или иначе связанных с охотой. Во всех случаях мной двигало желание исследовать новые места, открыть маршруты, недоступные большинству, нежели добыть трофей. Хотя не буду лукавить, оружие в каждую из этих поездок я брал, на всякий случай, поскольку случаи, как известно, бывают разные.

фотоохота Джунгарский Алатау

3 года назад по просьбе знакомых мы взяли на себя организацию двух экспедиций для съемочной группы в Джунгарский Алатау в рамках проекта по спасению снежного барса. Под этим подразумевалось доставить 25 человек в отдаленное место на территории нацпарка, организовать проживание и быт в горах, кормить, поить и заботиться о людях, не имевших опыта длительного пребывания в дикой природе, вместе с их дорогостоящей аппаратурой и камерами. Целью экспедиций было изучение ареала обитания ирбиса с помощью фотоловушек. Эти поездки стали началом нашей туристической деятельности.

С тех пор я побывал во многих красивых местах и проехал тысячи километров, но не находил возможности вернуться в те края. Недавно товарищ, увлекающийся горной охотой, предложил съездить в Джунгарский Алатау. Мы с коллегами давно думали об этом направлении, как об одном из самых уникальных и перспективных в плане экотуризма. В общем, долго раздумывать не пришлось. Не скажу, что охотник из меня опытный, поэтому главным моим оружием были камера и несколько объективов. После недолгих приготовлений, собрав теплые вещи, я выдвинулся за новыми впечатлениями. В сравнении с прошлой поездкой в Джунгарию, часть пути стала заметно лучше – достроена бетонная трасса до Талдыкоргана. А вот участок, пролегающий вдоль озера Алаколь, дорогой назвать нельзя – полотно испещрено глубокими воронками, как после бомбежки, а объезд по обочине не сулит подвеске твоего автомобиля ничего хорошего. У этого обстоятельства есть и положительная сторона, ведь именно труднодоступность и отсутствие инфраструктуры уберегли природу и животный мир Джунгарского Алатау от человека. На сегодняшний день самые частые гости в тех краях – лишь чабаны и пограничники, другим желающим необходимо получить специальный пропуск в приграничную зону, без которого там нельзя находиться.

Фотоохота Джунгарский Алатау

Первым, кто нас встретил по прибытию к Джунгарским Воротам оказался сухой юго-восточный ветер ибэ, дующий со стороны Китая, который так и норовил выкинуть наши автомобили с дороги, такова была его сила. Это место, соединяющее Балхаш-Алакольскую котловину и Джунгарскую равнину, представляет собой плоский и широкий (более 10 км) коридор длиной около 50 км, по которому проходит государственная граница между Казахстаном и Китаем. Благодаря своей узкой и длинной форме Джунгарские Ворота образуют природную аэродинамическую трубу, в проходе воздух сжимается и ускоряется, из-за чего образуются сильные ветры (до 70 м/с). Джунгарские Ворота издревле использовались как транспортный путь кочевыми народами Центральной Азии. Через ворота проходил Великий Шелковый путь, в начале XIII века Чингисхан использовал его для завоевания Средней Азии. Вот и мы, предъявив документы на посту у озера Алаколь продолжили наш путь дальше, в сторону континентального полюса недоступности (наиболее удаленное место от океанов) и границы с Китаем.

охота Джунгарское Алатау

Чтобы благополучно добраться до конечной точки и не потеряться в многочисленных горных ущельях, недостаточно иметь GPS и ориентироваться по картам, необходим проводник из местных. Они-то уж точно знают все тропы и дороги, пронизывающие этот горный массив. Большинство живущих здесь людей постоянно перегоняют скот с пастбища на пастбище, занимаются собирательством (ягод, трав и сброшенных маралами рогов, сильно востребованных по ту сторону границы), да что уж греха таить, и браконьерством тоже. К нашей компании Тилеу присоединился по пути, в одном из местных аулов. Плотный, коренастый батыр с загоревшим лицом, несмотря на первоначально суровый вид, оказался добродушным и улыбчивым человеком. Для него многодневный переход верхом через горы в любую погоду – обычное дело. Там, где не ловит ни один телефон, а ближайшая больница находится в нескольких часах езды, такие люди как он привыкли рассчитывать только на себя. Все, что он прихватил с собой в эту поездку, поместилось в небольшом коржине (вещмешке), да и свое седло он не забыл. Каким бы подготовленным не был автомобиль, самым надежным и проходимым транспортом в этих краях остается конь. Их в нашем распоряжении по прибытию в лагерь оказалось два, недостаточно для всех, но приемлемо для моих товарищей-охотников.

Я особо не претендовал на этот вид транспорта, поскольку передо мной стояла другая задача, не было необходимости тащить добытый трофей из труднодоступных мест, мои трофеи уместились бы на одной флеш-карте. Более того, мне предоставлялась возможность отличного трекинга в местах очень красивых и отдаленных, с самой высокой плотностью популяции диких животных в стране. Однако не стоит путать привычный многим городским туристам поход в одно из ущелий близ Алматы с прогулкой в абсолютно диких местах.

охота Джунгарское Алатау

Мы привыкли узнавать о встречах людей с дикими животными через экран компьютера. Другое дело – оказаться в такой ситуации самому. Стоило нам выдвинуться из лагеря, что находился в ущелье в сторону плато, как мы наткнулись на медведицу с четырьмя медвежатами. В тот момент в моей голове всплыли все просмотренные ролики о встречах человека с медведем, правила поведения, вычитанные на различных форумах и сайтах. В такой момент наступает ступор, я даже не успел достать фотоаппарат, просто уставился на внезапных гостей. Возможно, исход нашей встречи был бы другим, если бы мы не находились в автомобиле в сопровождении вооруженного егеря и проводника. «Википедия» гласит, что тяньшанский бурый медведь значительно меньше своих сородичей из России, и тем более Аляски, но в реальности это не делает его менее опасным, их поведение в большинстве случаев непредсказуемо. Можно попытаться напугать криками и громкими звуками, но не факт, что сработает, особенно с медведицей в компании медвежат, ведь их ярости побаиваются даже самцы. По информации, полученной от моих попутчиков, в радиусе нескольких километров от нашего лагеря на тот момент проживало аж девять косолапых, с коими у меня не было никакого желания встречаться один на один. Добравшись до плато, я решил начать изучение местности и попросил проводника показать самые интересные места и ущелья, где можно встретить диких животных. От него же я узнал удивительный факт – все чабаны из близлежащих сел на зиму перегоняют скот на это высокогорное плато, поскольку зимой там выпадает мало снега, в отличие от плато Ассы, которое покрыто им с ноября по июнь. Поскольку дело шло к зиме верхняя кромка окружающих гор уже покрылась снегом, но само плато и близлежащие предгорья все еще были прокрыты густой желтой травой, она ждала прихода чабанов с их многочисленными стадами, их переход из низины вот-вот должен был начаться. Дикие животные, как выяснилось, уже не теряли время и отъедали свои жировые прослойки перед наступлением зимы. В этом мы убедились в первый же день. Но перед этим хотелось бы дать разъяснение по тактике.

Джунгарский Алатау охота

Моя фотоохота предполагалась по классическому горному сценарию – выход на господствующую высоту, биноклевание и подход. К слову, чтобы добиться в этом успеха, необходимо соответствующее оборудование и экипировка. Как выяснилось, я почти не располагал ни тем, ни другим. Для того чтобы сфотографировать животное, находящееся на расстоянии 500 метров, требуется объектив с фокусным расстоянием от 400 мм и выше, у меня же с собой был лишь объектив 70-200 мм, который не позволял качественно снять на таком удалении. Цветная модная экипировка выдавала наше местонахождение за километры, проводники то и дело вздыхали, когда очередной марал, заприметив мою ярко-синюю куртку, прерывал свою трапезу и бросался наутек. В какой-то момент им это надоело, и мне дали камуфляжную куртку, поверх которой я надел свой ярко-синий рюкзак, это спасало ситуацию до тех пор, пока я находился лицом к запримеченным животным. Как только я поворачивался боком, то снова привлекал их бдительный взор и они снова убегали. Прибавляло оптимизма лишь наличие отличного 10-кратного бинокля Vortex Diamondback, а также горы – они давали возможность незаметно подкрасться к стаду, расположившемуся на склоне с подветренной стороны, так, чтобы до них оставалось каких-нибудь 100 метров, а то и меньше. Именно так в первый день мы и наткнулись на стадо среднеазиатских горных козлов, именуемых в простонародье тэками. Крупный самец с рогами, загнутыми, как большое колесо, жевал траву на солнечном склоне в окружении своего стада, состоящего, по приблизительным оценкам, из 70-ти голов. Я более чем уверен, что на моем месте захотел бы оказаться любой горный охотник, поскольку рога этого самца тянули на звание «трофейных», но ему повезло, что я хотел его лишь сфотографировать. По оценками моего проводника их размер превышал 130 см, и как мне пояснили трофейные начинаются от 105 см, поэтому встреча расценивалась, как большая удача, но сделать кадр мне, к великому сожалению, не удалось, стадо заметило наше появление и быстро удалилось за ближайший хребет.

фотоохота Джунгарское Алатау

Следующий день тоже преподнес немало сюрпризов. Воодушевленный и отдохнувший я с радостью отправился осматривать другие возвышенности и подметил, что подобная ходьба по горам гораздо интереснее, чем трекинг по набившим оскомину маршрутам с толпами других туристов. За спиной по-прежнему любимый рюкзак с запасом воды, еды и сухой одеждой. Вот только тропа, по которой идешь, почти никем не хожена, а за очередным хребтом может кто-то обедать. Так и вышло. Следуя тропам, в поисках животных мы обошли несколько горных возвышенностей, периодически припадая на землю для очередной сессии биноклевания. Эта процедура мне нравилась больше остальных – сидишь на земле, предусмотрительно подложив надувную подушку, и изучаешь с биноклем открывающийся вид на несколько ущелий, слушаешь ветер, вдыхаешь полной грудью чистый воздух, ни о чем не думаешь. Полнейший дзен. Вот и стадо маралов вышло из лесистой части горы, самец с огромными рогами внимательно озирается по сторонам, прежде, чем выйти на открытую местность. Чуть выше на склоне среди камней распределились тэки, они еле заметны, и только опытный глаз проводника выхватывает их из этой картины, мне же, чтобы их увидеть, приходится несколько раз уточнить место расположения.

Мое желание сделать хорошую фотографию какого-нибудь животного превозмогало все трудности, поэтому фотоаппарат постоянно болтался наготове на шее, а запаса сил хватило бы на долгие часы лазания по перевалам, но этого оказалось недостаточно. Было несколько идеальных моментов, которые я упустил, попросту оказался не готов оперативно среагировать. В один из них я оказался лицом к лицу с большим самцом тэка на расстоянии 3-х метров, судя по его реакции, он тоже этого не ожидал. Мы смотрели друг другу в глаза какое-то время, пока до нас доходила суть ситуации, эта картина и те, эмоции, которые я испытал, вызвала неподдельный смех у моих попутчиков. Я и сейчас вспоминаю это с улыбкой. В какой-то момент перестал переживать из-за фотографии и решил просто наслаждаться флорой и фауной, что меня окружали.

фотоохота Джунгарское Алатау

В то же время я разделяю озабоченность многих людей относительно бесконтрольного отстрела диких животных, из-за которого некоторые популяции находятся под угрозой исчезновения. До сих пор нормативно-правовая база и контроль этих вопросов оставляли желать лучшего, но радует тот факт, что некоторые владельцы охотничьих хозяйств не гонятся за сиюминутной выгодой, а наоборот способствуют увеличению популяции путем проведения специальных мероприятий, привлечения специалистов, а также борются с браконьерами в рамках отведенных им территорий.

Что касается моих планов, то я знаю, что вернусь сюда на следующий год за новой порцией впечатлений.

Фото автора

Поделись с друзьями: