Мышечная дисморфия. Что это такое? Часть 1

Мышечная дисморфия. Что это такое? Часть 1

Стереотипы о мужественности вызывают настоящую эпидемию расстройств пищевого поведения и искажают представление о мужском теле. Как распознать первые признаки болезни?

дисморфия

Каждое утро Крис Марвин выполнял  ритуал, который начался еще со времен колледжа. Он просыпался с первыми лучами солнца, его голова раскалывалась от боли. Убедившись в том, что дверь заперта, он шел к холодильнику. Затем садился за пустой мраморный стол  раскладывал предметы, которые помогали ему прийти в форму.

Сначала он пил таблетку с кофеином, чтобы взбодриться, следом шли болеутоляющие препараты, они защищали организм Марвина  от изнурительных тренировок, которые он никогда не пропускал. Марвин посещал зал 7 дней в неделю и уделял физнагрузкам два часа. «Мышцам не нужен отдых», – думал он тогда. Чтобы успокоить бешеный пульс, он забивал бонг марихуаной и сильно затягивался. Таблетки он предпочитал запивать стаканом виски, восполняя таким образом затраченную накануне энергию. Затем он ставил себе укол анаболических стероидов в дельтовидную мышцу. Препараты он обычно покупал на черном рынке.

Атрибуты ритуала он аккуратно складывал в укромное место, подальше от посторонних глаз. Затем выходил из кампуса и ехал на велосипеде к своему другу, который жил в общежитии университета штата Сонома в Северной Калифорнии.

«Это дерьмо делал старший кинезиолог? Да я был ходячим недоразумением, – рассказывает Марвин, которому сейчас 32 года. – Меня ничто не могло удержать от тренировок, даже травмы, которые в конце концов потребовали хирургического вмешательства. У меня был партнер по спаррингу, который сильно сжимал мои плечи, когда я делал упражнения на скамье Скотта. Тогда мне казалось, что я нерушим», – улыбаясь говорит парень.

Марвину было 25 лет, он работал в Сан-Диего и весил 95 кг. Его спина была как у Халка. Но ему пришлось отказаться от стероидов, он стал курить синтетическую марихуану, употреблять экстази, снотворное и валиум (препарат-транквилизатор). При этом он никогда не отказывал себе в выпивке и продолжал запивать обезболивающие лекарства алкоголем. Его вес упал до 63 кг. У Марвина началась жуткая депрессия. После очередной попойки Крис попал в психиатрическую клинику, где его заперли на две недели.

«Я употребил так много наркотиков, что не спал восемь дней. Меня просто не отпускало. Выйдя из лечебницы, я прошел курсы познавательной поведенческой терапии. Там мне сказали, что у меня мышечная дисморфия и я подумал: «Что это, черт возьми, такое?» – признается Марвин.

После прочтения вы увидели себя в Марвине? С малых лет мужчин учат быть сильными, мужественными и легко переносить боль. Вы часто бываете раздражены, испытываете отвращение к себе, постоянно чем-то обеспокоены? Вы думаете, что вам не нужна помощь терапевта, если у вас есть тренажерный зал. Сколько раз вы пытались побороть внутреннюю неуверенность, совершенствуя внешний вид?

Вполне возможно, что у вас нет психического расстройства, которым страдает Марвин, а уж тем более наркотической зависимости, с которой было бы трудно справиться. Мышечная дисморфия – малоизвестное психическое состояние, впервые описанное в научной литературе в конце 90-х годов. Признаки этого заболевания идентичны симптомам других болезней. Вследствие этого диагностика мышечной дисморфии затруднена и невозможно узнать, сколько людей на самом деле страдают от нее.

Симптомы МД могут быть у миллионов людей, которые просто не удовлетворены своим физическим состоянием. Например, те кто страдает бигорексией (это разновидность нарушения поведения, характерная для осторожных едоков, сочетается с негативным образом тела) и одержимы идеей улучшения своей внешности. Эти люди считают себя недостаточно мускулистыми, хотя на самом деле они накачаны. «Окружающие делали мне комплименты, – говорит Марвин, – но я думал, что я – полный отстой. Я был очень неуверенным в себе, хотя выглядел намного лучше других. Меня начинало тошнить, когда я думал о несовершенстве своего тела».

Наблюдается существенная разница между человеком с мышечной дисморфией и обычным накаченным парнем. Исследования, опубликованные в «Американском психиатрическом журнале», свидетельствуют о том, что типичный бодибилдер тратит на тренировки 40 минут в день. А лица, страдающие мышечной дисморфией, проводят около 325 минут в зале и смотрят на себя в зеркало 9,2 раза в день. Болезнь обычно появляется в позднем подростковом возрасте или после 20 лет. Большинство парней с мышечной дисморфией подвергались издевательствам или были высмеяны за свою внешность. Случай с Марвином хрестоматийный: в старших классах его рост составлял более 180 см и весил он тогда 150 68 кг. Неуклюжий, физически не развитый, он всегда находился на скамейке запасных в игре в баскетбол и был объектом насмешек в качалке. «Они смеялись надо мной за то, что я был слабым – я был худее многих. Надо мной часто издевались», – говорит Марвин.

Согласно исследованиям, мальчики, начиная с 6-летнего возраста, хотят быть мускулистыми. Мужчины с большей вероятностью будут изнурять себя физическими нагрузками, если их дразнили в детстве и родители это поощряли.

За пределами этого круга лиц, люди сталкиваются с постоянным давлением. Это можно увидеть в фильмах – ныне одному из самых высокооплачиваемых актеров Голливуда Марку Уолбергу отказывали в съемках из-за его бостонского акцента, на телевидении комик Кевин Джеймс всегда предстает в роли дурака. Реклама далеко не ушла: вспомните, какие модели рекламируют нижнее белье? Даже в журналах присутствует психологическое давление – оно есть и на обложке Men’s Health. Мы видим это в приложениях для знакомств: к примеру, когда вы создаете профиль в Tinder, оно есть и соцсетях – у актера Дуэйна Джонсона по прозвищу Скала 100 млн подписчиков в Инстаграме. Видеоигры тоже не отстают: исследования показали, что у тех мужчин, кто использует аватар с изображением мускулистых героев, снижается самооценка. Даже в линии игрушечных фигурок, популярной в конце 90-х, – солдаты выглядели «качками».

«Когда мы видим в большом объеме изображения мускулистых тел, нам все меньше нравятся собственные», – говорит Стюарт Мюррей, доктор философии, клинический психолог из Калифорнийского университета в Сан-Франциско. «Те нормы, которые нам внушаются, не реалистичны во многих отношениях. Большинство идеализированных фотографий обработаны в Photoshop и по своему определению отличаются от оригинала. К тому же модели часто садятся на экстремальные диеты для предстоящих фотосессий, чтобы выглядеть худее. Идеальное мужское тело в поп-культуре имеет V-образный торс, мускулистые руки, широкие плечи, плоский живот и небольшую талию.

В одном из исследований девять из десяти студентов колледжа выразили желание иметь накаченное тело. Участники другого эксперимента, мальчики-подростки в 90% случаев заявили, что они выглядят более мускулистыми, чем те, кто на картинке. Две трети опрошенных захотели пересмотреть свой рацион питания для набора мышечной массы и тонуса. И почти 6% признались в использовании стероидов, которые теперь также рассматриваются не только как средство улучшения внешности, но и как препараты, увеличивающие продуктивность. За несколько месяцев до того, как переехать в штат Сонора в 2008 году, Марвин размышлял не о том, кем он хотел быть, а кем мечтал стать. «Я фантазировал, как и все ребята. Я хотел быть качком, ездить на мотоцикле, тусоваться с девушками, быть спортивным, – говорит он. – Но я таким не был. Поэтому я начал заниматься в зале, но я не знал, что конкретно нужно делать и как долго необходимо качаться», – рассказывает Марвин.

Через несколько месяцев он купил стероиды у знакомого, мама одноклассницы показала ему как делать инъекции. Она подарила Марвину шприцы, которые взяла из больницы, в которой работала. «Мне было тогда практически 22 года. Мой тестостерон был на том же высоком уровне, что и всегда. Но я решил, что это недостаточно хорошо, – говорит он. – Я хотел это быстро исправить. И, конечно же, я прибавил в весе 13 кги сказал: «Черт побери, это потрясающе». Ощущение силы и уверенности было просто невероятным. Препараты позволили мне быть тем, кем я не был. Я чувствовал себя более сексуально. Настал момент облегчения», – говорит Марвин.

Но стероиды не вызывали тогда очевидной патологии в виде дисморфии мышц, что заставило Марвина одержимо сосредоточиться на своих предполагаемых недостатках. «Я не мог снять футболку, потому как стеснялся показывать кому-то свою грудь, – говорит он. – Я не мог сказать: «Чувак, зацени: мышцы на моих руках и ногах растут, моя спина становится шире. Моя грудь раздражала меня, и я говорил себе: «Боже, какой я жалкий. В тот момент я был сосредоточен только на своих недостатках».

Авторы: MATT GAGNE, MILES RAYMER и DAN SIMMONS

Продолжение читайте здесь.

Понравилась статья?

Подпишись на рассылку и будь в курсе самых интересных и полезных статей

Без спама и не чаще двух раз в неделю

 ← Нажми "Нравится" и читай нас в Facebook
×