Письма в редакцию: Как меня домогались

Письма в редакцию: Как меня домогались

Казахстанки рассказывают о самом страшном, что с ними случилось – сексуальных домогательствах.

Сексуальные домогательства стали главной темой уходящего года. «Харвигейт» заставил многих женщин рассказать истории о том, как и при каких обстоятельствах они столкнулись с харрасментом. Несмотря на то, что Me’s Health Kazakhstan позиционирует себя, как мужской журнал, мы не могли остаться в стороне от актуальной темы и дали возможность высказаться нескольким соотечественницам на нашем сайте.

Почему? Возможно, по той простой причине, что наша редакция на сто процентов состоящая из мужчин, считает своим долгом не только защищать прекрасный пол, но и дать им возможность быть услышанными. Причем, услышанными, в первую очередь, мужчинами.

 

Людмила

Я – магнит для домогательств. Понятное дело, что это было в период наиболее привлекательного возраста. Но особо жуткие вещи творились в 90-е. Беспредел полнейший. Был случай, когда я ехала с одним знакомым молодым человеком в поезде. Из вагона в вагон сновала шайка парней, видимо, в поисках приключений. Увидели меня. Поскольку я была не одна, двое или трое из них увели моего знакомого покурить, а еще двое силой пытались уволочь меня в свое купе. Я крепко схватилась за поручни и держала что есть мочи.

Те, что ходили покурить, вернулись и увидели, что я не сдвинулась с места. Снова уламывали моего знакомого на перекур и далее все по кругу. Продолжалось это довольно долго. Самое печальное, что ни один пассажир не вступился, даже проводник-мужчина проходил мимо молча, только сочувствующе поглядывал на меня. После этого долго боялась поездов. Самое главное – ничего у них не вышло. Мне было 18. Домогательств было много, но этот случай запомнился на всю жизнь

Еще случай из 90-х. Я жила в алматинском общежитии. Как-то вечером ко мне в комнату зашел директор общаги и сказал, чтобы я собиралась. У него планируется встреча с другом детства и он попросил захватить с собой парочку красивых девочек. А сам жадно меня рассматривал и лапал мои бедра. Отказать – остаться на улице. Я ответила что-то неопределенное, а когда он вышел, сбежала. Вернулась поздно. И да, после этого отношение ко мне сильно изменилось.

 

Аида

Мою подругу, почти 20 лет назад изнасиловал казахстанский посол, работавший в одной из солнечных стран. Подруга пришла в наше посольство, чтобы получить какую-то бумагу, так как собиралась замуж за местного. Чиновник надругался над ней прямо в кабинете и пригрозил, что не даст разрешение, если кому-либо проболтается.

Меня же в начале 2000-х шлепнул по заднице один из министров. В то время я работала в ООН и мне нужна была его подпись под проектом. Если бы я ему дала сдачи, то он бы завернул проект, а люди – остались бы без зарплаты.

 

Настя

В юности я занималась латиноамериканскими танцами у лучшего на тот момент учителя, если не в Казахстане, то в Алматы. Мужичку тогда было лет 45. Короче, приставал он к девчонкам с вторичными половыми под предлогом «я тренер, это моя метода». Лапал как только мог, отшучивался, мол что это у тебя такие соски твердые, ты больна или тебе нравятся прикосновения? Лупил по заднице от души, отпускал сальные шуточки.

Как-то раз сказал, что закроет зал на ключ, а я должна раздеться и танцевать обнаженной, чтобы полностью контролировать свои движения в танце. В общем, дичь какая-то. И ведь отбоя от учеников не было. И без скандалов. Я тогда тихо свалила из танцев на долгое время, оставшись со своими комплексами один на один. Избавляюсь до сих пор.

 

Яна

Я была подростком и за мной волочился взрослый женатый сосед (по подъезду). Один раз подвез до дому от автобусной остановки. Я подумала тогда: сосед же, жену знаю, ребенка его. А потом он названивал мне с целью поведать о неземной любви и сказал, что смотрит вечерами в мое светящееся окно. Как вспомню этого лося, так и жалею, что тогда не начистила ему физиономию.
А самое обидное, что в подобных случаях большая часть девчонок так не рассказывают ни семье, ни жене лося. Потому что интуитивно предчувствуют виктимшейминг, блейминг и «самавиноватакороткиеюбкинг», а он весь такой «приличный и уважаемый» человек.

 

Гульнара

В Казахстане со мной ни разу ничего подобного не происходило. А вот в Австралии, где я работала парт тайм в одной организации, директор писал мне смс о том, что он думает обо мне и мечтает увидеть в одном фартуке. Мужику было на том момент 72, бывший сенатор, мне было 39. Мужу рассказала. Решили, что мне лучше уволиться. Сейчас на нормальной работе, никаких проблем.

 

Айгерим

Так вот, я выпускница факультета востоковедения КазНУ имени Аль-Фараби. Дело было во время первого семестра на первом курсе. Предмет назывался «Информационные технологии» и проходил раз в неделю, не считая лекции после обеда в понедельник. С преподавателями была проблема, так как лектор у нас был один, а семинары проводили другие, и то достаточно часто менялись.

И вот, во второй половине семестра пришел к нам один профессор. Был он уже в годах и достаточно известен в научных кругах за опровержение какой-то теории. Тут-то и начались странные действия с его стороны: на семинарах он околачивался постоянно возле меня и не упускал возможности всякий раз приобнять. Для меня – первокурсницы – подобное , конечно же, было шоком, с учетом еще и того, что я покрытая мусульманка. Но тогда я не видела каких-либо скрытых мотивов в этом, так как называл он меня «кызым». Я думала, что это больше из серии родительских чувств, да и рассказывал он частенько про своих внуков.

Дело не ограничилось лишь физическими прикосновениями, дальше – больше и он стал прилюдно целовать меня в щечку, причем так слюняво-смачно, что как вспомню – до сих пор противно. И его странное отношение замечала не я одна, это видела вся моя группа. Конечно, потом сказала об этом лектору, но она сослалась на его возраст. Но сам факт такого поведения мало того, что в ведущем государственном вузе, так еще и с первокурсницей, которая в хиджабе, по-моему вопиющий. То есть, подобное непристойное отношение преподавателя происходило при абсолютном отсутствии каких-либо факторов, которые могли бы провоцировать на это. Очень повезло, что эти семь недель пролетели быстро, и я избавилась от него.

 

Юля

Мне было 15-16 лет. А выглядела я тогда еще младше и только поступила в колледж. Искала работу для подростков на лето, чтобы обеспечить себя шмотками и карманными деньгами. Увидела в интернете в паблике «Месте под Солнцем» объявление по набору вожатых, в котором были указана адрес офиса, контакты, дата и время кастинга. Подумала тогда: то, что нужно – отдохну в лагере, еще и денег за это получу.

В общем, на кастинг пришло большое количество подростков (и даже взрослых), жаждущих быть вожатыми. Общались мы, непосредственно, с директором лагеря. Сначала по очереди у него в кабинете, потом группой, кого-то он отсеял, но я прошла в «следующий этап».

Сразу скажу, тип этот был пренеприятный. Когда вошла, на ноутбуке на его столе была открыта страница с каким-то порноконтеном. Не сразу обратила на это внимания, но он тут же захлопнул ноут.

Все кандидаты, прошедшие собеседование (ничего примечательного, обычные вопросы), должны были пройти краткий курс обучения и посвящения в обязанности вожатого. Тут-то и началось веселье. Ребята (человек 5) уже ждали на улице, когда господин директор схватил меня под ручку и сообщил, что беспокоится, чтобы я с лестницы не упала. Я подумала, что он странный.

Оставшиеся полдня, в течение всего «тренинга» он тусовался возле меня, пытался осторожно прикоснуться, убрать мои волосы с лица, погладить по голове… Я осторожно уворачивалась от всего этого.

Потом наступил вечер. Директор вызвался развезти нас всех по домам. К тому моменту я уже поняла, что не хочу ни в коем случае там работать, и единственным моим желанием было как можно скорее попасть домой. И я ни за что бы не села в его машину, если бы не еще две девочки, которые жили в том же районе, что и я.

Вечер. Мы едем. Две девочки коварно выходят на пересечении улиц Абаю и Правды, потому что хотят зайти в какой-то магазин. Я остаюсь с этим чуваком одна. Он настаивает завезти меня во двор, спрашивает, в каком доме я живу, очень настойчиво. Естественно, я не говорю ему своего настоящего адреса и прошу оставить на дороге, которая ведет во дворы. Мол, вот он – мой дом, в двух шагах, видно подъезд. Чувак начинает предлагать мне продолжить вечер, поехать к нему в квартиру. У него там британские котята, вино, сыр, обсуждения экзистенциализма.

Я вежливо отказываюсь и дергаю ручку двери машины. Дверь закрыта. Дядечка хватает меня за руку, наклоняется ко мне и говорит: «А как же поцелуй на прощание?». Лезет в лицо. Я чувствую запах его пота и парфюма, мне очень страшно, я не знаю, что делать. Толкаю его, отстраняюсь, нащупываю задвижку на двери машины, открываю ее и убегаю, очень-очень быстро.

Я никому ничего не рассказала. Мне было очень стыдно почему-то. Как будто меня наругают. Приличные девочки не ищут работу. Приличные девочки просто учатся. Приличные девочки не разъезжают с чужими дядьками, которые в три раза старше.

Я смогла вспомнить эту историю уже после того, как сама вышла замуж и родила ребенка. После того, как женщины начали говорить о насилии. И, хотя, фактически насилия не было, мне до сих пор мерзко и неприятно вспоминать эту историю, и меня немного потряхивает.

 

Автор: Редакция MH
Поделиться

Понравилась статья?

Подпишись на рассылку и будь в курсе самых интересных и полезных статей

Без спама и не чаще двух раз в неделю

 ← Нажми "Нравится" и читай нас в Facebook
\
o?=o?=o?=o?=o?=o?=o?=o?=...