Смотреть казахстанское кино – занятие крайне экстремальное. Сидишь в зале кинотеатра, лицо болит, глаза слезятся, конвульсии раздирают нервы, мышцы, кожу. Иногда кажется, что кто-то незаметно распылил что-то ядовитое и непременно радиоактивное в воздухе. Потом еще два дня болеешь, как будто бутылку «Агдама» закусил просроченным плавленным сырком. Но мне-то за это деньги платят, а что с другими людьми не так?

Итак, как и обещал неделю назад, представляю рейтинг худших казахстанских фильмов 2017 года. Каждый из создателей этих творений ответственен за подрыв моего психического здоровья, поэтому я буду к ним не менее беспощаден.

Сокыр махаббат

Казалось бы, воровство в нашей стране укоренилось настолько прочно, что его уже пора вносить в национальные виды спорта, однако создатели фильма «Слепая любовь» оказались настолько бездарными, что даже украсть сюжет корейского фильма «Всегда» (или его турецкого ремейка) у них нормально не получилось.

Восхищающая своим зашкаливающим идиотизмом история боксера и слепой девушки (которая даже просыпается с идеальным макияжем и укладкой) стала первым (и дай Бог, последним) продюсерским опытом музыкантов Рената Басита и Сиви Махмуди. Ребята очень хотели играть романтическую историю, но зачем-то наняли для этого человека по имени Данияр Саид, который, судя по картинке, до этого снимал только квартиру и одежду.

Озвучка «Слепой любви», видимо, тоже осуществлялась вслепую, равно как и писался сценарий, подбирались костюмы, актеры и вообще все, что творилось на площадке и за монтажным столом.

Мажоры

Семья Махмуди дважды вероломно атаковала экраны отечественных кинотеатров, но если Сиви снимала корейскую дораму на казахской земле, то ее младший брат Марсель Махмуди спродюсировал кино про то, как хорошо быть Марселем Махмуди.

Фильм Жанибека Гусманова кислотным дождем полил глаза зрителям жизнью мальчика из сильно преуспевающей семьи, где есть прислуга, смотрящая в пол, тачки с блатными номерами, фазенда (так и говорят «фазенда»), а окружающая обстановка сочится благополучием. В общем все дорого и богато, кроме сценария, актерской игры, режиссуры, озвучки и совести.

На логику, как это часто у нас бывает, был забит внушительный болт. Так в одной из сцен выясняется, что главный антагонист фильма мстит главному герою за гибель отца, а отец каким-то, незнакомым медицине образом, погиб за несколько лет до рождения малолетнего мстителя. Неслабый сюжетный ход, не правда ли? Видимо, во Вселенной Махмуди у мажоров так много денег, что они невозбранно юзают машину времени.

Все из-за мужиков

Отдельный блок хочется посвятить фильмам из Астаны, которые, в отличие от столицы, развиваются ни разу не динамично. В частности, чтобы родить самую несмешную комедию года, был выписан оператор-постановщик российских сериалов «Универ» и «Интерны» Виктор Бормотов и торжественно посажен в кресло режиссера. Спойлер: [locked-content]никому это не помогло.

По сюжету трое мужчин оказываются в мире, где живут одни женщины и главным условием для них становится то, что они в течение суток этим женщинам не должны отказывать ни в чем. Дальше должно быть смешно, но кто-то забыл прописать шутки, а московский оператор, будь он хоть трижды профессионал в своем деле, с актерами работать не умеет и даже не пытается.

В итоге нас пытаются рассмешить массажем бабушки в исполнении Тауекеля Муссилима, секусуальными домогательствами корпулентной работницы ГАИ за не менее упитанным вайнером-таксистом, который весь фильм шутит и сам же смеется над своими шутками и гавканьем актрисы Жании Джуринской. Суровый астанинский юмор выглядит именно так.

Я люблю тебя, Акерке

Безвременная кончина от онкологического заболевания студентки КазНУИ несколько лет назад вдохновила двух выпускниц снять кино в память о подруге. Намерения, безусловно, благие, но зачем-то Мейрим Аргимбаева и Назия Назарбек решили выпустить «Я люблю тебя, Акерке!» в прокат.

В итоге мы имеем историю о том, как куча безликих студентов, героям которых не удосужились прописать ни характеров, ни хоть сколько-нибудь интересных диалогов, слоняются по улицам Астаны, затем собирают деньги на лечение подруги и в общем-то все…

Кто сказал девушкам, что они умеют снимать кино – непонятно, но если они все-таки не оставят эту идею, то в будущем лучше не прикрывать свой непрофессионализм благородными порывами.

Мы из Сандыктау

Вообще это творение некой Ларисы Шестаковой позиционировалось как комедия, но по факту, в прокат вышел какой-то безжалостный психологический тест на терпеливость.

В центре сюжета группа выходцев из села Сандыктау, которые поехали в Астану на новоселье. Дальше в течение часа небольшим, зритель смотрит, как два десятка человек все время жрут, а когда не жрут, то ходят за жратвой или готовят жратву.

Если с фильмом «Все из-за мужиков» хотя бы понятно, что по мнению авторов должно было быть смешным, то при просмотре «Мы из Сандыктау» хочется задать несколько вопросов – «Кто все эти люди и зачем они здесь?» и «Где здесь может быть смешно, хотя бы теоретически?».

Но мне больше всего интересно, почему Ларисе Шестаковой никто не сказал, что при съемках кино, осветительные приборы должны быть. И речь не о люстре с тремя лампочками, а о профессиональных осветительных приборах. С другой стороны, женщина умудрилась снять «кино» без сценария и актеров (просто в кадре кто угодно, но не актеры), а я тут до света докопался.

Последняя невеста

Из фильма «Последняя невеста» получился такой же триллер, как из картины «Мы из Сандыктау» – комедия. То есть, никакой.

Согласно сюжету, в столице объявился маньяк, который под видом таксиста похищает девушек, переодевает в платье невесты, насилует, а затем убивает. При этом единственный «труп невесты», показанный в картине самым нахальным образом, светится здоровым румянцем и остервенело дышит прямо в кадре.

Дальше минут 40 бойфренд очередной жертвы похищения и единственный (судя по всему) полицейский Астаны разыскивают маньяка и похищенную, параллельно сталкиваясь с проститутками, наркоманами и гопниками. Особенно хорош наркоман с характерной для человека по имени Николай кличкой «Колян» и его спутница.

Берик Ошакбаев с трудом натянул хронометраж на час экранного времени за счет длинных проездок по городу, затянутых донельзя эпизодов, ни к чему не ведущей болтовни и все это ради того, чтобы астанинские девушки не пользовались услугами бомбил. Реально! Короткометражка, из которой родилась «Последняя невеста» называлась «Вызывайте такси».

Любовь по наследству

Складывается ощущение, что в Астане снимают кино просто потому, что хотят что-нибудь снять. Неважно о чем, зачем, почему и с кем. Просто есть возможность снять и снимают.

Вот так и с дебютной картиной актера Нияза Абдигапара «Любовь по наследству», которая начинается, как комедия, продолжается как видеокурс по пикапу для чайников, а заканчивается как фильм «Мажоры».

Весь замес вт этом фильме вращается вокруг блажи одной бабульки, которая решила женить своих двух великовозрастных сыновей на абсолютно незнакомых им девушках. Самое прикольное, что никто не объясняет зачем ей это нужно и почему два взрослых мужика на это соглашаются. Параллельно какой-то дядька в очередной раз мстит за убитого отца, придумав поражающий своим идиотизмом план, который каким-то космическим образом пересекается с основной сюжетной линией. Без слез на все это не взглянешь.

100 минут о любви

Утомительная мелодрама про то, как Альмири Карпыков думал, что он и режиссер, и актер, но на деле оказался ни тем, ни другим.

В центре сюжета история девушки, которая поет, работает в банке и страдает аэрофобией. Естественно, она встречает его. О нем мы знаем лишь то, что он не ворует и его можно женить на ком угодно. Где-то на заднем фоне «лопаются» фирмы и фермы, разбивается качок-мотоциклист, живет степной философ, откуда-то нарывший самый настоящий воздушный шар и катается на коньках сестренка главной героини. Все эти бессвязные вещи семья Карпыковых (а в титрах, помимо Альмири, значатся еще Абай и Зайтуна Карпыковы) пытается слепить в «100 минут о любви», но получается 100 минут выброшенного на ветер времени.

Еще один день

Вышедшая в начале года и там же забытая драма о том, как испанский фотограф заочно дружил с казахским снежным человеком, пока валялся со сломанной ногой где-то выше Чимбулака.

Режиссерский дебют оператора Виталия Кистанова может «похвастать» крайне невнятным сюжетом, кучей непрофессиональных людей в кадре, абсолютно неинформативными диалогами и главным героем, которому вроде как нужно посочувствовать (все-таки выживает, как может, вдали от цивилизации), но никак не получается.

Круче всего, конечно, смотрится испанец (почему он испанец никто так и не объясняет), который весь фильм разговаривает сам с собой исключительно на русском языке.

Знакомьтесь, Ибалы

Вообще я очень долго думал, преже чем включить этот фильм в список. Все-таки в отличие от создателей всех предыдущих в списке картин, авторы «Знакомьтесь, Ибалы» понимали (я надеюсь), что снимают лютый трэшак, который периодически даже выглядел смешно.

И вот как лютый трэшак творение Дархана Кальменова очень даже неплохо выглядит, но ни в коем случае нельзя называть это «художественным кино».

Произведение шымкентского кинопрома рассказывает о немного аутичной девушке Ибалы, которая бежит от замужества в Астану, неосознанно участвует в контрабанде курта, ест борщ в ночном клубе и заставляет танцевать «рэкетира» Саяна Исембаева. Где-то между эпизодами всего этого бреда развивается сюжет, который здесь в общем-то никому не нужен. Занятная чушь, в общем, получилась. Это из серии «настолько плохо, что даже хорошо».

 [/locked-content]

Поделись с друзьями: