Айсултан Сеитов: Хочу вдохновлять зрителя!

Айсултан Сеитов: Хочу вдохновлять зрителя!

Айсултан рассказал Men`s Health Kazakhstan о своем поколении, режиссерском дебюте в кино и успехе за рубежом.

Айсултан Сетов

Этому парню всего 21 год, но его имя на слуху среди звезд первой величины на всем постсоветском пространстве. Айсултан Сеитов – один из топовых клипмейкеров СНГ приехал в Алматы, чтобы снять новый клип Jah Khalib.

– Айсултан, в последние годы наметилась интересная тенденция, когда молодые и талантливые казахстанцы добиваются успеха в обход отечественному шоу-бизнесу, выстреливая либо в России, либо в Китае (как это было в случае с Димашем Кудайбергеном). Как, по-твоему, с чем это связано?

– Я не совсем согласен с тем, что это стало тенденцией. В Казахстане постоянно появляются креативные ребята, работающие на внутренний рынок. Я, например, горжусь таким локальным феноменом, как вайнеры. Это уникальная каста людей, фактически с нуля создавшая целую платформу на рынке рекламы.

Что касается ребят, которые уехали из Казахстана, у каждого на то свои причины. Если говорить конкретно обо мне как о клипмейкере – все, кому я хотел бы снять клипы живут в других странах. С нашими исполнителями, с которыми мне хотелось бы поработать, мы уже поснимали и периодически продолжаем сотрудничество. Я просто понял, что нужно двигаться дальше. Здесь вообще с моим профилем достаточно сложно – многим попросту все равно что снимать, лишь бы снять и получить деньги. В том котле, где сейчас варюсь я, немного отошли от устоявшихся канонов и готовы к экспериментам. Мне гораздо проще предлагать там свои идеи и мысли относительно работы, не ожидая, что кому-то они покажутся странными.

Но, справедливости ради, хочу отметить, что там я не один такой, много ребят подтягиваются (парочку и я подтянул) к нам, и казахстанская индустрия реагирует на это. Главная мотивация для молодых ребят делать карьеру за рубежом очень проста – больше индустрия и, соответственно, больше возможностей для развития.

– Слово «хайп» на сегодняшний день стало главным, как в Сети, так и за ее пределами. Когда ты впервые почувствовал, что ты «на хайпе» и важен ли тебе хайп вокруг твоих новых работ?

– Первый раз я ощутил что такое хайп, когда победил на кинофестивале в США со своим фильмом «Шакал». Звонили все – радио, телевидение, пресса. В то время я жил в Лос-Анджелесе, в районе «Аллеи звезд» (не самое благополучное место). Помню, как гулял по улице в наушниках, общался с журналистами по телефону, проверял соцсети и они взрывались, везде было мое имя. Тогда впервые ощутил какую-то популярность.

Сейчас я не знаю, важен ли мне хайп. Для себя я осознаю, что если сейчас все соцсети в один момент умрут, то я не буду сильно об этом переживать. Я продолжу снимать и работать.

Год назад для меня это, может быть, и было важно. Потому что тогда мне просто необходимо было заявить о себе индустрии. Благодаря огромному количеству работы и тому хайпу, который впоследствии был создан вокруг моего имени сейчас мне элементарно не хватает времени на то, чтобы посотрудничать со всеми, кто просит снять им ролик. То есть то время, когда я работал на соцсети прошло. Я сейчас где-то между тем временем, когда ты работаешь на соцсети и временем, когда они работают на тебя.

– Сегодня тебя знают как одного из самых популярных и перспективных клипмейкеров на постсоветском пространстве. Но в одном из своих интервью ты говорил о том, что артистов, с которыми ты бы хотел поработать в России (и уж тем более в Казахстане), осталось не так много. Можешь назвать имена или названия команд, с которыми ты бы хотел поработать?

– Есть такой артист ATL. Это рэпер из «Белой Чувашии». Он очень самобытный, по-настоящему независимый артист, который поднялся один, без поддержки лейблов. У него очень глубокие тексты и крутая атмосфера в треках, и мне бы хотелось дать этой атмосфере визуальный ряд. Я уже даже выбрал трек. Надеюсь, мы скоро сможем с ним поработать.

Вообще, с того интервью прошел год, и появилось много новых интересных артистов, с которыми мне было бы интересно поработать, причем как в России, так и в Казахстане. И меня это безумно радует. А вообще, конечно, хочется уже снимать кино!

Айсултан Сеитов

– Номер, в котором выйдет это интервью посвящен молодежи. Так называемому поколению Z. Что, по твоему личному мнению, характеризует это поколение? Грубо говоря, смог бы ты в двух-трех словах или предложениях сформулировать систему ценностей своих ровесников? И чем она отличается от системы ценностей предыдущих поколений (скажем, 30-летних или поколения твоих родителей)?

– Мне сложно назвать себя ярким представителем своего поколения. Сейчас идет время, когда молодые ребята перестают быть гражданами своих стран, они становятся гражданами интернета. Допустим, сейчас 12-14-летние ребята в Казахстане знают те же вещи, что и их ровесники в США. Между ними нет никакой разницы, кроме, может быть, языковой.

Наше поколение максимально разношерстное. У нас нет общего голоса. Я и мое окружение, например, занимаются творчеством. В то же время Илон Маск вдохновил кучу молодых ребят заниматься наукой и развивать IT-направление. Параллельно с этим появляются какие-то сумасшедшие персонажи в рэпе – 17-летние ребята, создающие невероятную музыку…

– Исходя из этого, можно ли сказать, что ты и твои сверстники гораздо сильнее нацелены на самореализацию, нежели предыдущие поколения?

– Я бы назвал нас ремесленниками. Мы хотим максимально погрузиться в наше ремесло и узнать о нем все. И в то же время, если я сейчас занимаюсь клипмэйкингом и кино, это вовсе не значит, что я хочу заниматься этим всю жизнь. Мне также интересна мода, фотография, живопись, а сейчас особенно мне интересна музыка и ее создание. Я люблю слушать как классические произведения, так и находить какие-то абсолютно новые жанры и музыкальные направления. Я уже не говорю о том, что мне интересно все, что связано с медиа.

И если вернуться к теме нашего поколения, то я бы охарактеризовал его как поколение, свободное от каких-либо рамок. Мы хотим и можем заниматься всем, к чему лежит душа. А душа может лежать ко множеству вещей и явлений.

Мы живем в прекрасное время, когда молодежь имеет возможность заниматься всем, чем хочется, независимо от своего местонахождения. Но, с другой стороны, из-за этого бешеного ритма и скорости жизни, иногда возникает ощущение, что все это может накрыться.

Айсултан Сеитов

– Образование. Я знаю, что ты бросил учебу и нашел себя в работе. Как ты думаешь, на сегодняшний день насколько необходимо высшее или профессиональное образование людям, которые решили связать свою жизнь с творчеством, шоу-бизнесом, креативом и т. д.?

– Опять же повторюсь, что у каждого свой путь. В кино есть великие режиссеры как с образованием, так и без. Я бросил универ не потому, что мне в голову стукнуло, что я все умею и все знаю и учеба мне не нужна. Нет, просто в тот момент появилось много работы. Проект за проектом, где я мог проявить себя как режиссер. Если бы этих проектов не было, я бы продолжил обучение.

Я думаю, что стоит бросать обучение только в тот момент, когда ты полностью погружен в любимое дело.

А так, я бы с удовольствием продолжил, но уже в другом университете, где я бы получал знания от других мастеров, скажем от того же Мартина Скорсезе. Почему бы и нет? Но в то же время сегодня ты можешь научиться всему, открыв «Ютуб».

– Творческий или духовный ментор. Был ли у тебя, грубо говоря, учитель или коллега, которого ты бы смог назвать своим наставником или на чье творчество или работу ты опирался? Если да, то кто он и чем вдохновил?

– Нет, такого человека, к сожалению, нет. Когда ты учишься, само собой, ты так или иначе кому-то подражаешь, чем-то вдохновляешься. Например, подражаешь Финчеру, Скорсезе и Уэсу Андерсону, но со временем ты начинаешь экспериментировать. Мне кажется, что сейчас я в поиске собственного стиля и почерка.

И я сейчас ищу такого ментора. Потому что мой главный страх – это остановиться в развитии, наверное, поэтому я так много экспериментирую, и мне реально нужен такой человек.

Наставников у меня нет, но есть люди, которые вдохновляют. Если раньше это были великие режиссеры, то сейчас я вдохновляюсь таким персонажем, как Чайлдиш Гамбино (он же Дональд Гловер). Он стэндап-комик, сценарист, режиссер, рэпер в одном лице.

Еще мне импонирует такой персонаж, как Вирджил Абло – креативный директор, диджей, дизайнер. То есть мне нравятся многопрофильные люди, которые способны охватить многие направления.

Айсултан Сеитов

– Многие направления – это хорошо, и все-таки ты планируешь режиссировать кино и сформирована ли тема для первого полного метра?

– Да, конечно, сейчас у меня есть семь сценариев на разных стадиях написания. В свое время я пытался их запустить в Казахстане, но в ответ вместо поддержки получал: «Да, это прикольно, но сними нам лучше фильм про бешбармак». Так что сейчас я работаю над своим полнометражным проектом в других странах.

– То есть ты не рассматриваешь возможность строить карьеру в Казахстане?

– Почему? Я с удовольствием сниму кино здесь, если появится человек, который скажет: «Снимай кино, которое ты считаешь нужным». Но пока я вижу зашкаливающее количество постеров с названиями, в которых есть слова «той», «свадьба», «жених, «келинка», «невеста» и возникает ощущение, что другое кино здесь не востребовано.

В моем фильме (ни в первом, ни в последующем) ничего подобного не будет. Потому что я хочу, чтобы зритель выходил из кинотеатра вдохновленным. Но как мне донести до зрителя вдохновение от тех вещей, которые даже меня не вдохновляют?

Фото: Бауржан Бисмильдин

Стилист: Айзат Сарсембаев

Понравилась статья?

Подпишись на рассылку и будь в курсе самых интересных и полезных статей

Без спама и не чаще двух раз в неделю

 ← Нажми "Нравится" и читай нас в Facebook
×