Сам виноват?

Сам виноват?

Ты брутальный самец, но тебя прессует жена. Ты подвергся насилию, но никогда в жизни никому об этом не расскажешь. Это же стыдно, это же не по-мужски. Спойлер: нет.

насилие

Мужчина – агрессор, женщина – жертва. Если ты хотя бы на секунду можешь представить в своей голове обратную коннотацию, ты слабак, тряпка и немужик. Примерно так рассуждает человечество на протяжении последних нескольких веков. И самое противное в этой ситуации, что клеймят потенциальных жертв не радикальные феминистки, а свои же. Мужики. В этом я убедилась после того, как опубликовала на своей странице в Facebook новость о том, что в России открылся первый центр помощи для мужчин, переживших насилие.

«Кто в доме хозяин?)) Сказал: «Не вылезу») Значит, не вылезу»

«Это ж на какой бучихе надо жениться, чтобы получать люлей и искать защиты в обществе?!»,

«Хотел бы я посмотреть на этого мужика)))»

Вот реакция неслабого пола на возможное проявление слабости своих же. При этом сложно судить людей, которые живут в патриархальном обществе и впитали установки с молоком, родившей их женщины.

Мужчина – жертва психологического насилия

насилие

Один мой знакомый устроился на работу в большую компанию. Трудился парень, выполнял свои обязанности, никого не трогал. Но ему не повезло. Мальчика заметила начальница – женщина в годах. Не просто заметила. Она не давала ему прохода, звонила по ночам его жене, всячески склоняла к сексу.

Если бы на месте этого парня была девочка, то на ее защиту сразу бы кинулось все фэйсбук-сообщество (если бы она осмелилась об этом рассказать). Девочка жертва домогательств даже могла бы заявить на похотливого шефа. А мальчик – нет. Не принято в нашем обществе бородатому человеку жаловаться на приставания со стороны женщин. Хотя это психологическое насилие.

Мужчина – жертва сексуального насилия

насилие

В Казахстане нет центров, которые бы помогали исключительно мужчинам-жертвам насилия. Но в январе этого года появился общественный фонд SVET. Специализируется он исключительно на тематике сексуального насилия, хотя, дружественны и готовы помогать в темах любого другого насилия. При этом помогают там всем, в том числе, и мужчинам.

«Людей, которые были подвергнуты сексуальному насилию, мы не называем жертвами – только гостями. Для нас важно изменить само по себе отношение к насилию и людям, которые были ему подвергнуты. Начинаем с беседы, с коммуникации и собственного отношения, а продолжаем  профилактикой сексуального насилия и психологической поддержкой», – рассказывает учредитель Фонда SVET Кирилл Флаймэн.

Насилие над мужчинами – оно больше психологическое, эмоциональное, нежели сексуальное или физическое (хотя и это тоже есть), – продолжает Флаймэн. – Это, если говорить о статистике. Насилуют и мужчины мужчин, и женщины мужчин – что, впрочем, не отличается от изнасилования женщин.

MH Насколько сложно мужчине признать, что он подвергся насилию и обратиться за помощью?

На дворе – патриархат, поэтому женский пол считается низшим звеном. Изнасилованный мужчина приравнен к опустившемуся до уровня женщины, и, что еще хуже, гею. А это стыдно, и лишает всяческого уважения к мужчине. Именно такая логика работает в обществе, и это нас ужасает. Шейминг, травля и унижение – вот что грозит человеку, признавшемуся в том, что его изнасиловали. Вплоть до того, что от него могут отказаться родственники и друзья. И все это из-за банального непонимания, стереотипов и предрассудков. Отсутствие культуры принятия, эмпатии и созидания – вот что есть сейчас.

Однако, не все так плохо – хуже было в 2015 и 2016 годах. Сейчас все больше обращений к психологам, в госорганы, фонды помощи, и это совсем не говорит о росте самих случаев насилия.

MH Насколько тема насилия над мужчинами актуальна для Казахстана? Она табуирована?

Эта тема и актуальна, и табуирована одновременно. Об этом не говорят, случаи скрывают, что ведет к осложнениям психического состояния человека. Это опять же отсылка к патриархату.

насилие

MH Можно ли отдельно выделить гомосексуалов, которые подвергаются насилию? Обращаются ли они к вам?

Этот вопрос мне напоминает недавно прошедшую выставку «КиімдіКінәлама», в которой было показано, что не важно, во что одет человек, подвергшийся сексуальному насилию – важно то, что есть насильник и есть этот человек. То же самое и с ориентацией – любого мужчину могут изнасиловать, и ориентация не показатель. Более того, у гея больше шансов быть подвергнутым насилию именно по признаку ориентации, так как патриархальные стереотипы говорят нам о том, что гей «равно» женщина, а женщина в патриархате ниже. Соответственно, и его можно сделать вещью, воспользоваться телом. И, неважно, что гетеросексуальный мужчина может изнасиловать гея и не считать себя геем (это же порицается, а он венец творения).

Конечно, это не распространяется на большинство гетеросексуальных мужчин, однако патриархальная культура позволяет и такие ужасные крайности.

MH Как ваш фонд помогает?

Тут нужно понимать, в чем миссия общественного фонда SVET. Для нас важно создать SVETлое общество без насилия. В Казахстане уже есть организация, которая занимается операционными вещами в теме сексуального и бытового насилия, которые нужны здесь и сейчас – судебные тяжбы и правозащита. В связи с этим мы выбрали другой аспект общественной деятельности, который считаем важнейшим, мы занимаемся профилактикой.

Для этого мы уже запустили программу ежемесячных лекций. Также мы планируем заняться исследованиями, работой с регионами – там ситуация намного хуже, чем в крупных городах. Мы создаем проект многомодульной школы Антинасилия в Алматы, которая будет освещать темы личной и информационной безопасности.

В будущем мы откроем приют – шелтер – для тех, кому нужно оградить себя от окружающих, кому нужна помощь 24/7. Сейчас оказываем психологическую поддержку в виде индивидуальных бесплатных сессий для людей, подвергшихся сексуальному насилию. У нас есть команда из 6 психологов, 3 бизнес-тренеров и 2 коучей.

Мужчина – жертва бытового насилия

насилие

К сожалению, нет статистики, которая бы говорила о том, сколько мужчин страдает от сумасшедших партнерш. Почти никто не обращается в полицию. Да и сложно представить себе мужика, который идет к психологу из-за того, что его прессуют дома. Кстати, бытовое насилие – особенно эмоциональное – для стран постсовка не редкость.

Психологи (правда, американские) выделяют несколько вариантов, когда ты можешь точно сказать: «Дорогая, это эмоциональное насилие!»

  • Тебя словесно оскорбляют, унижают тет-а-тет или в присутствии друзей, коллег, семьи или в социальных сетях
  • Тебя постоянно и маниакально обвиняют в неверности
  • У тебя забирают ключи от машины или лекарства, контролируют, куда ты идешь
  • Следят, как ты тратишь деньги, или преднамеренно нарушают совместные финансовые обязательства
  • Дают ложную информацию о тебе твоим друзьям, работодателю или полиции, а также ищут другие способы, чтобы манипулировать и изолировать от людей
  • Угрожают бросить и помешать общаться с детьми

Но ты не в Америке, а в Азии. Вряд ли у нас прокатят эти пункты. Если твоя жена отбирает карточку или не отпускает в барчик с друзьями, то ты – не жертва насилия, а подкаблучник.

К сожалению, любое насилие запускает цепочку повторяющихся действий. Если мальчика прессовали и унижали в семье, то, повзрослев, он будет считать подобную модель поведения стандартной. Как сказала бы Елена Малышева: «Это норма!».

К чему все это? Да к тому, что в погоне за ярым отстаиванием наших женских прав, мы стали забывать, что мужчина –тоже человек. А насильник не имеет предпочтений по внешности, возрасту и полу. И, да, мужики, обращаться за помощью – не стыдно.

Автор: Евгения Сазонова
Поделиться

Понравилась статья?

Подпишись на рассылку и будь в курсе самых интересных и полезных статей

Я соглашаюсь с правилами сайта