Чего хотят меньшинства?

Чего хотят меньшинства?

Трансгендеры и инвалиды против Голливуда.

Политика тотальной толерантности сыграла со студиями-мэйджорами злую шутку. На этой неделе в США разрозились два громких скандала, связанные с крупными кинопроектами. В первом случае, актрисе Скарлетт Йоханссон пришлось отказаться от роли в картине, которая в потенциале могла принести ей номинацию на «Оскар», второй скандал, связанный с вышедшим в мировой прокат боевиком «Небоскреб», пока тлеет, но аргументы там выглядят весьма забавно с точки зрения здравого смысла. Но у людей с претензией на инклюзивность точка зрения альтернативная и в ней худо-бедно прослеживается своя, особая (инклюзивная, видимо) логика.

Трансгендера должен играть трансгендер

Итак, несколько месяцев назад режиссер Руперт Сандерс получил право снять картину с весьма неоднозначным названием «Потереть и передернуть» (вольный перевод), основанную на реальной истории криминального авторитета Данте Текса Грилла.

Дело в том, что Данте родился в теле женщины, но по сути своей был мужчиной и добился значительных успехов в питтсбургской мафии.

Роль Текса Грилла потребовала бы от Скарлетт Йоханссон значительной физической трансформации, так как герой был довольно упитанным дядькой. Но актрисе пришлось отказаться от роли, после того, как на нее обрушился шквал критики.

Сначала возбухнули пользователи твиттера, напомнив о том, как предыдущий опыт работы Сандерса и Йоханссон – киноадптация аниме «Призрак в доспехах» провалилась в прокате. Многие связывали кассовую неудачу с «вайтвошингом» (когда белый актер играет роли, предназначенные актерам другой расы).

Затем психанули актеры-трансгендеры, заявившие о том, что Голливуд прогнил. Дескать, почему это мы не можем проходить кастинг на роли цисгендерных персонажей (это когда мужчина играет мужчину, а женщина женщину, такое явление пока еще довольно часто встречается в голливудском кино), а цисгендерные актеры могут играть трансгендеров.

Где-то между делом пытались вставить разумную точку зрения агенты актрисы, напомнив о том, что в свое время Джаред Лето получил «Оскара» за роль трансгендера, кроме того существуют сериал «Очевидное», в котором трансгендера сыграл Джеффри Тэмбор. Мы бы еще добавили сюда «Девушку из Дании», «Завтрак на Плутоне» и «Парни не плачут».

Очевидно, что претензии предъявлены именно к кандидатуре Йоханссон – успешной белой голливудской актрисе, которая параллельно подписала контракт на сольник супергеройского блокбастера Marvel «Черная вдова».

На прошлой неделе Скарлетт Йоханссон отказалась от роли трансгендера, после чего стало известно, что работа над проектом прекращена полностью.

Что этот прецедент означает для Голливуда глобально? Едва ли продюсеры массово забросают актеров-трансгендеров контрактами. Скорее, наоборот. Вмешательства в работу студий-мэйджоров сильно подпортит имидж меньшинств, и проекты типа «Девушка из Дании» или «Даласский клуб покупаталей» будут запускаться куда реже, чем в последние годы.

То же самое касается фильмов, касающихся гомосексуальности во избежание нападок со стороны гей-комьюнити.

Борьба за равноправие со стороны сексуальных меньшинств подобными методами может принести обратный эффект. И никакой кодекс Хейса для этого уже не нужен. В попытках избежать ненужных скандалов, продюсеры сами начнут откладывать проекты о гомосексуалах и трансгендерах на полку. Едва ли кто-то сможет законодательно обязать кинокомпании поднимать столь острые темы в картинах.

Инвалиды и сотни миллионов

Параллельно вспыхнул скандал вокруг проекта «Небоскреб», где Дуэйн «Скала» Джонсон сыграл бывшего агента ФБР, лишившегося ноги в результате спецоперации.

Актриса Кэти Салливан, у которой ампутированы обе ноги, призвала самого популярного актера Голливуда впредь отказываться от подобных ролей, в связи с тем, что 20 процентов Земли  — это люди с ограниченными возможностями. Кроме того, Салливан вспомнила картину «Форрест Гамп», где покалеченного в ходе Вьетнамской войны сыграл здоровый актер Гэри Синиз.

«Я была рада, что в кино показали человека без ног, но оказалось, он сидел в зеленых носках, а его ноги потом стерли. Я сразу почувствовала, что меня тоже стерли».

В общем, претензии тут примерно того же толка – персонажей с инвалидностью должны играть актеры с инвалидностью (странно, что при этом Салливан не потребовала, чтобы самого Гампа играл не Том Хэнкс, а актер с ментальными расстройствами). И, возможно, с этической точки зрения это верно, но Кэти Салливан и согласные с этой позицией люди упускают один маленький нюанс. На производство фильма с актером-инвалидом ни одна студия не выделит 125 миллионов долларов. Здесь нужна звезда уровня «Скалы». И дело тут не в дискриминации со стороны студий, а в зрительском запросе. Каким бы либеральным и толератным не было общество в мире, глобального запроса на кино об инвалидах нет и вряд ли появится в ближайшее время, а вот на фильмы со «Скалой» есть и скорее всего будут еще очень долго.

О чем вообще речь?

Разговоров об инклюзивности тех или иных социальных, половых или расовых групп уничтожают творческую и креативную составляющую в крупных студийных проектах (да и не только в них) на корню.

Голливуд сегодня представляет собой пороховую бочку, к которой подведены сотни фителей, каждый из которых готовы поджечь в любой момент любой, кто не похож на белого гетеросексуального мужчину.

И если история с сексуальным насилием и движением #MeToo имеет под собой вполне законные основания (хотя и здесь есть перегибы, на которые пожаловались телевизионные сценаристы, вынужденные вымарывать из скриптов любые шутки на тему секса и половых различий), то выпады с #OscarSoWhite или нынешние скандалы с инвалидами и трансгендерами противоречат здравому смыслу и честным критериям отбора качественного продукта от некачественного.

Давайте честно признаем, что весь феномен «Чудо-женщины», о котором с остервенением кричат либералы, зиждется далеко не на художественных ценностях фильма, равно как и культурная значимость «Черной пантеры» (в этом плане «Прочь» Джордана Пила, например, позначимее будет). Успех этих картин в большей степени основывается на гипертрофированной толератности.

Уступки инклюзивным группам превратили «Оскар» в фестиваль терпимости. Именно поэтому низкобюджетный «Лунный свет» о чернокожем подростке-гомосексуале уводит награду у куда более мощного по драматургии и актерскому исполнению «Манчестера у моря» и явного фаворита «Ла-Ла-Лэнда», не говоря уже о триумфе ультратолерантной сказки «Форма воды», вырывающей победу у безукоризненных «Трех билбордов на границе Эббинга, Миссури».

В общем, Кирк Лазарус был бы крайне недоволен тем, что сегодня творится в Голливуде.

Источник: Кинопоиск

Автор: Карим Кадырбаев
Поделиться

Понравилась статья?

Подпишись на рассылку и будь в курсе самых интересных и полезных статей

Без спама и не чаще двух раз в неделю

 ← Нажми "Нравится" и читай нас в Facebook
\
‡агрузка...