Что не так с казахстанским кино (часть первая)

Что не так с казахстанским кино (часть первая)

Первая часть исследования Карима Кадырбаева о казахстанском кино посвящена разнице между казахстанским киногероем и голливудским

Современная казахстанская кинодраматургия. Существует ли она? В чем ее основные законы? На каком фундаменте стоит подавляющее большинство сценариев к отечественному кинематографу. Почему, несмотря на то, что количественно наше кино растет, большинство фильмов похожи друг на друга, как две капли воды? И наконец, главный вопрос, который так любят отечественные журналисты и обыватели, которые ничего не смыслят в тонкостях кинодраматургии, почему же американские герои такие крутые и популярны во всем мире, а наши даже собственную аудиторию завоевывают с трудом?

Начнем с элементарного: в основе любого сценария лежит история, по которой зрителя за руку ведет главный герой. Соответственно, зритель должен этому герою доверять и хотеть идти за ним. Так чем же нас так цепляют герои голливудского кино? Тут все еще более прозаично. В основе жизни рядового американца огненными буквами горит словосочетание «американская мечта». Внятной формулировки у этой самой мечты на самом деле не существует, но основные ее постулаты в целом довольно понятны.

Вот что об «американской мечте» говорит Википедия: Источником словосочетания «американская мечта» считается написанный в период Великой Депрессии исторический трактат Джеймса Адамса, озаглавленный «Эпос Америки» (англ. The Epic of America, 1931):

…американская мечта о стране, где жизнь каждого человека будет лучше, богаче и полнее, где у каждого будет возможность получить то, чего он заслуживает.

Еще одна выдержка из той же статьи: Понятие американской мечты тесно связано с понятием «self-made person», то есть человека, который самостоятельно упорным трудом добился успеха в жизни.

 

Заметьте, что в этих выдержках нет ни слова о единстве, братстве, сплоченности и семье. В центре всего понятия – человек (или индивидуальность, если хотите) и его личный путь. Исходя из вышесказанного, напрашивается вывод о том, что «американская мечта» зиждется на эгоцентризме и чувстве здорового эгоизма.

Герои голливудского кино полностью соответствуют догматам, которые заложены в понятие «американская мечта». То есть, упрямо идет к собственной цели, а такие понятия, как семья, друзья и родственники, как правило, либо остаются на втором плане, либо вовсе отсутствуют за ненадобностью. Грубо говоря, основная цель голливудского героя – выделиться из серой толпы и возвыситься над ней.

Что же творится в родном болоте? Понятие «казахстанская мечта» ни в кино, ни в социуме, в принципе никогда не существовало, пока мы не поставили себе цель – войти в условную тридцатку. Кстати, никто никогда не задавался вопросом, почему именно тридцатка? Ни десятка, ни двадцатка, ни сотня, а именно тридцатка? Потому что Казахстан хочет стать членом ОЭСР, в которой 35 стран-участниц. Впрочем, это к предмету разговора отношения не имеет.

Подавляющее большинство казахстанского кино сводится к тому, как окружающее общество, так или иначе возвращает героя обратно в стаю или предпринимает попытки вернуть. Индивидуальность ни в социуме, ни в отечественной кинематографии неприемлемы, не говоря уже о каком-либо возвышении над обществом. Доказательства? Как вам, к примеру, тот факт, что народный герой Геннадий Головкин строит свою спортивную карьеру именно в США, а другой герой Димаш Кудайберген был заклеван местными музыкальными продюсерами и возвысился лишь после того, как поучаствовал в китайском певческом конкурсе? Я уже молчу о Тимуре Бекмамбетове и до конца неизученном феномене Сабины Алтынбековой, чья популярность основана на хайпе, созданном японскими болельщиками.

Но давайте на конкретных примерах в кино. Возьмем, к примеру, картину «Жат» Ермека Турсунова. Яркий пример того, как социум не воспринимает индивидуальность и стремление человека к обособленности. Центральный персонаж еще в глубоком детстве уходит из общества и не желает ни возвращаться в него, ни уже тем более за него воевать. За что, собственно, и расплачивается в итоге.

Еще более наглядный пример – келинка Сабина, которая в конечном итоге, смиряется с новой жизнью в чуждом ей социуме и даже умудряется полюбить окружающих ее героев, которые фактически держат ее в заложниках. Что это, если не ярчайший пример Стокгольмского синдрома?

 

Именно в таком положении и находятся герои казахстанского кино и отечественные драматурги. Тотальный Стокгольмский синдром. Сценаристы опасаются, что казахстанский зритель не будет воспринимать кино, где главный герой весь такой «озинше», а зритель в свою очередь уверен в том, что отечественное кино неспособно родить ничего, кроме очередной истории о том, как хорошо в краю родном, где пахнет сеном и не совсем сеном.

 

Что не так с казахстанским кино? (часть вторая)

 

Автор: Редакция MH
Поделиться

Понравилась статья?

Подпишись на рассылку и будь в курсе самых интересных и полезных статей

Без спама и не чаще двух раз в неделю

 ← Нажми "Нравится" и читай нас в Facebook
\
o?=o?=o?=o?=o?=o?=o?=o?=...