Топорная работа

Топорная работа

Что ты можешь узнать о рубке деревьев, работе под давлением и эволюции мужской природы от чемпиона страны по рубке леса Мэтта Когара

Главный лесоруб Америки рассказал историю своего детства, о тех местах, откуда он родом, о том, как он обнаружил топор своего отца. В возрасте двух лет, еще бегая в подгузнике по пустому зеленому двору своего дома, расположенном в долине штата Западная Вирджиния, прямо у устья мелкой речки с видом на горы, он пробрался в сарай, где отец хранил свои инструменты. Обнаружив топоры, Мэтт поднял, еле удерживая, один из них. Оставшись довольным своей недюжинной силой, он положил топор на место и вернулся домой, не заметив, что срезал кусок кожи на левой ноге. «Мэтт, ты что натворил?» – спросила мать Агнес, и будущий чемпион посмотрел вниз, увидел кровь, и его глаза закатились от ужаса.

Сегодня Мэтт Когар с успехом управляется собственными топорами, а также бензопилами и почти двухметровой торцовочной пилой. Весь инструментарий он хранит в сарае на земле своих родителей, возле дома, который построил его отец Пол. Рядом с сараем есть заводь, на берегу которой лежат бревна срубленной белой сосны, как доказательство того, что Когар на самом деле научился мастерски пользоваться топором. Из груды сосновых бревен он выбирает одно диаметром 30 см и устанавливает его на подставку. Затем из коллекции топоров, насчитывающей три десятка, он выбирает так называемый «88» – 20-сантиметровый топор. Мэтт ловко отхватывает куски дерева с обеих сторон бревна и встает на него всем своим 111-килограммовым телом высотой почти в два метра.

Пару секунд Когар рисует в уме свои взмахи, все его тело напрягается. Затем он поднимает топор, и веселье начинается. Острие вонзается в бревно, треск раскалывающейся древесины исчезает в звенящей тишине. Чтобы разрубить бревно пополам, ему обычно требуется 18 взмахов топором и 22 секунды. Руки, покрытые потом, собирают щепки и бросают их в общую кучу.

Подобные рекорды были бы абсолютно бесполезны, не будь Когар профессиональным лесорубом. Он один из лучших в своем деле во всем мире, и чемпион Америки в этом необычном виде спорта. Начиная с 2009 года, 30-летний Когар сделал себе имя в телешоу Stihl Timbersports Series – соревнованию по рубке и распилу леса, стартовавшему в 1985 году. Если по телевизору показывают широкоплечих парней, размахивающих топорами со свирепостью викингов, то это шоу про тимберспорт. В 2017 году Когар одержал победу, получив более $10 000 и пикап от Ram, став первым, кто выиграл 5 раз подряд в национальных соревнованиях. «Он целиком погружен в дело, – говорит его соперник Дейв Джуит. – Все рано или поздно устают и начинают делать ошибки. Но не Мэтт».

лесоруб

Чтобы оставаться лучшим из лучших, Когару пришлось освоить не только мастерство владения топором и пилой. Он также блестяще затачивает лезвие, на что уходит по несколько часов, вымеряя правильный угол с помощью угломера. Мэтт знает характеристики различных сортов дерева, будь то тополь, сосна или ясень, и решает, какой угол лезвия лучшего всего подойдет для каждого из них. Победа в национальных соревнованиях пять лет подряд означает, что он прекрасно проявил себя в шести категориях, каждая из которых требует сохранять спокойствие в стрессовой ситуации. То, что Когар и парни, как он, показывают на соревнованиях, сродни сохранению исчезающего вида искусства, положение которого становится с каждым годом все более шатким.

У Когара круглое мальчишеское лицо, говорит он мягко, с аппалачским диалектом. Он непритязателен, хотя обладает такими способностями и зрелостью, которые большинство людей никогда не смогут достичь. Спроси его, что он думает о себе как лучшем лесорубе Америки, и он начнет перечислять имена тимбер-чемпионов, которые были до него: Дэвид Больстад, Мелвин Лентц, Джейсон Винъярд. «Это не звание, которое ты даешь себе сам. Ты зарабатываешь его у кого-то другого», – говорит Когар. Сейчас, когда пришел его черед быть лучшим, Когар перестал подрабатывать в магазине товаров для активного отдыха, чтобы стать профессиональным лесорубом-атлетом. Он мечтает заработать денег для своей семьи – жены и полуторагодовалой дочери, а также стать первым американцем за последние 10 лет, победившим на мировом чемпионате, который в ноябре пройдет в норвежском Лиллехаммере. В прошлом году Мэтт стал вторым.

Но этот спорт едва ли поможет получить больше, чем работа в McDonald’s – Когар зарабатывает деньги, только когда побеждает в соревнованиях. Довольно рискованно находиться в спортивной дисциплине с большой конкуренцией, где атлеты остаются в прекрасной форме и за 50 лет. «Я помню, как мне говорили: «Ты никогда не сможешь на этом заработать», – рассказывает Когар. – В реальности это оказалось намного сложнее, чем я себе представлял».

лесоруб

Один его дядя погиб в шахте, а тесть Когара до сих пор добывает уголь. Его дед работал в лесу, как и его дяди, Джон и Гомер, обладающие огромной силой и способные с легкостью разрубить железнодорожные шпалы. Отец Мэтта Пол стал работать в лесу, когда ему исполнилось 17, и он до сих пор является профессиональным лесорубом, работает независимым подрядчиком, который рубит и продает собственные пиломатериалы. Многие из членов семьи Когара участвовали в соревнованиях по ламберспорту, включая и Когара-старшего. Фактически Мэтт вырос на соревнованиях, на которые он ездил вместе с отцом.

Сезон за сезоном отец Когара методично учил его различным навыкам рубки леса, которыми следует овладеть, чтобы стать успешным в этом деле. Пол сам до сих пор ездит на соревнования и принимает в них участие наряду с сыном. «Некоторые из этих молодых ребят пытаются меня чему-то научить, – рассказывает он. – Но я говорю: «Парни, не надо мне ничего говорить, я все это знал еще до вашего рождения».

лесоруб

Современные чемпионаты лесорубов возникли на фоне развития лесозаготовительной промышленности. В Америке любительские соревнования начались еще в 70-х годах XIX века. К началу двадцатого века они даже стали модными, поскольку в лесозаготовки пришла механизация. «Примерно тогда рубка леса перестала требовать каких-то навыков, – рассказывает историк Вилла Хаммит Браун, изучающий историю американских лесорубов. – Поэтому мастерство в чем-то очень первобытном и практичном всегда вызывало большой интерес у окружающих.

На рубеже XX века культурное давление росло как для растущего менеджерского класса, так и для конвейерных рабочих, которые выполняли повторяющиеся действия, и им не требовалось оттачивать какое-либо мастерство. В поиске чего-то настоящего американцы стали превозносить лесорубов, делая из них пример мужественности. И мало кого интересовало, что идеализированный образ жизни крепкого мужика из леса был попросту выдуман. Лесорубы вели опасный и незавидный образ жизни. Они месяцами пропадали на заготовках, работали по 10 часов в день, 6 дней в неделю, занимаясь рубкой дерева своими двусторонними топорами и двуручными пилами.

Сказки о дровосеках стали для изнуренных трудом лесорубов способом превратить суровую жизнь в лесах в объект хвастовства. И хотя бензопила давно пришла на смену топору и обычной пиле, до сих пор для многих лесоруб является образцом мужественности.

Городские жители сделали из работы сельских мужчин фетиш, благодаря чему сейчас большой популярностью пользуются топоры, сделанные на заказ и раскрашенные вручную в какой-нибудь студии, а стиль «ламберсексуалов», подражающих брутальным парням, вышедшим из леса, стал модным среди хипстеров по всему миру.

«В Америке существует давнее поверье, что мужчину определяет способность делать что-то своими руками, – говорит терапевт Эндрю Смайлер, соавтор книги «Мужское начало». – Образ лесоруба с давних времен – это образ мужчины».

лесоруб

Пока мир вокруг меняется, для парней, занятых физическим трудом, не так-то просто делать любимое дело и зарабатывать этим на жизнь. Поэтому отец Когара запретил своему сыну работать на лесопилке. «В какой-то момент я хотел стать егерем. Но папа сказал: «Если ты уйдешь в лес, я надеру тебе зад», – рассказывает Когар.

Поэтому Когар выбрал тимберспорт. Но почему его заработки нерегулярны? «Нашей целью не является финансирование чьей-либо карьеры, – говорит Роджер Фелпс, глава отдела коммуникаций компании Stihl. – Это не спорт толстых кошельков». За год Когар выступает в среднем на 15-ти соревнованиях в США, плюс на 5-6 заграничных. Небольшое число побед в международных чемпионатах и достижения в национальных турнирах позволили Когару жить чуть лучше, чем просто выживать. В прошлом году его доход был равен $60 000.

Но заработок есть только, когда выигрываешь. У лучшего лесоруба Америки нет ни агента, ни спонсоров, что делает его будущее неопределенным. В 2014 году Когар, после изнуряющего дня тренировок, стал через силу упражняться с торцовочной пилой. Но неправильно встал в исходную позицию, правая рука соскользнула, и задняя часть пилы разрезала Мэтту сухожилие на фаланге указательного пальца. «Я был разбит. Рана была небольшая, но ее было бы достаточно, чтобы поставить крест на моей карьере», – вспоминает он.

В том году из-за операции и физиотерапии ему пришлось пропустить чемпионат мира. В 2015-м Когар начал сомневаться в себе, считая, что он недостаточно хорош в поперечном распиле. «Мэтт слишком ушел в свои мысли, – говорит его жена Эмма, клинический психолог. – Его давила мысль о том, что нужно вернуться и победить в чемпионате Stihl. Из-за этого он отдалился от того, что любит в спорте».

Когар решил самостоятельно выходить их этого состояния, начав читать книги тренера по теннису Тима Голви из серии «Внутренняя игра». Эмма помогла ему с терминологией, и он разработал собственную технику. Перед тем, как сделать отруб, Мэтт берет топор обеими руками, концентрируясь на направлении волокон древесины. Он устанавливает острие напротив бревна, представляя угол и стараясь определить конкретную точку, куда упадет топор. Для него важно увидеть действие перед тем, как оно произойдет – сколько раз необходимо взмахнуть топором, чтобы расколоть бревно, сколько раз придется тянуть и толкать пилу, чтобы распилить кусок.

Ежедневные тренировки Когара состоят из выполнения одной из шести дисциплин соревнований. Он может провести час за «горячей пилой» – навороченной бензопилой, которой делают три тонких распила, называемые «печеньем». Пила Когара – это 330 CC – 27-килограммовый монстр, с цилиндром от мотоцикла Honda, который обошелся ему в $8 000. Большинство его упражнений направлены на тренировку мышечной памяти, чтобы он мог двигаться быстро во время соревнований. Зимой его тренировки включают горные переходы с грузом, а также поднятие тяжестей в зале.

лесоруб

«Одна из самых любимых вещей в моем деле – это то, насколько стара эта техника, – говорит Когар. – Многое в ней пришло от парней, которые работали в лесозаготовках, пользуясь только топорами и ручными пилами». Хоть ручной труд и кажется устаревшим, он приносит глубокое удовлетворение, действие в нем так же важны, как и результат.

«В ручном труде уже заложена внутренняя награда, – говорит Мэттью Кроуфорд, старший научный сотрудник Университета Вирджинии. – Рубка дерева приносит большое удовлетворение, даже если ты не являешься профессионалом. Будь то хобби или работа, занятие ремеслом, и вообще что-то тактильное, приносящее свободу воли, компетентность и цель». Перефразируя Кроуфорда: главное – чувствовать себя мужчиной, а не винтиком в механизме.

Современная наука подтверждает, что работа руками полезна для твоего мозга, души и тела. Согласно британским исследованиям, больше всего чувство счастья приносит вязание. Неважно, какой инструмент выбрать – спицу, топор или кисть – увлечение ремеслами несет долговременную пользу для здоровья. Многолетние научные наблюдения подтверждают мысль, что занятия такими видами деятельности уменьшают риски, связанные с болезнями, возникающими от стресса, и замедляют снижение когнитивных способностей. Российский тренер Павел Цацулин развил эту идею: «Сила – это навык, а тело – инструмент». Его философия – подход к упражнениям как к практике, а не как к тренировке.

«Наша современная жизнь стала более удобной, но тем самым мы лишились процесса, – утверждает психиатр Кэрри Баррон, соавтор книги «Лечение творчеством». – Процесс создания чего-то от начала и до конца приносит массу удовлетворения. Это может быть выпечка хлеба, постройка дома, уход за садом или игра на музыкальном инструменте». Когда ты работаешь руками, тебя поглощает твое занятие. Твой мозг включает режим потока, состояние приносящее удовольствие, которое возникает после полного погружения – что-то подобное происходит во время медитации. Муж Кэрри, ортопед Алтон Баррон, научился столярному делу у своего отца и сейчас является одним из лучших специалистов в области хирургии кисти. Чтобы снять стресс он проводит свободное время за столярным станком.

Помимо того, что Когару необходимо выигрывать, чтобы зарабатывать на жизнь, им руководит желание совершенствоваться. «Погоня за идеалом – это также погоня за самосовершенствованием», – говорит он. Есть ценность в том, чтобы заниматься чем-то просто так, без хвастовства. Результаты этого видны невооруженным глазом.

лесоруб

«Уже слишком поздно отступать назад», – говорит он о своей решимости состязаться. С этими словами Когар достает очередное сосновое бревно, закрепляет его на металлической подставке, вытаскивает из сарая свою «горячую пилу» и кладет ее перед деревом. Положив руки на сосну, он ждет, пока его отец начнет обратный отсчет, и лязг обуха по куску металла будет означать старт.

Он заводит пилу, и она словно оживает, издавая неистовое жужжание. В воздухе разносится запах топлива. Веснушчатые бицепсы выглядывают из-под черной футболки. Когар трижды проводит по бревну. Семь секунд и все готово.

 

ТЕКСТ ЭНДРЮ ЗАЛЕСКИ

ФОТОГРАФИИ ЭНДРЮ ХЕТЕРИНГТОН

Автор: Редакция MH
Поделиться

Понравилась статья?

Подпишись на рассылку и будь в курсе самых интересных и полезных статей

Без спама и не чаще двух раз в неделю

 ← Нажми "Нравится" и читай нас в Facebook
\
‡агрузка...